Аграрная колонизация

К содержанию «Исторической энциклопедии Кузбасса»

АГРАРНАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ. Заселение и хоз. освоение пустующих земель в Кузбассе развернулась с начала 17 в., сразу после вхождения Сибири в состав Российского гос-ва. Этот процесс в течение 17 — первой пол. 19 в. протекал в рамках господствовавшей в стране феодально-крепостнической системы. Гос-во не допустило развития крупной частной собственности на землю, утвердив гос. земледелие. Немногочисленные племена Кузнецкой земли, предки современных шорцев и телеутов, занимались охотой, рыболовством. По примеру южных соседей начали осваивать скотоводство и ручное мотыжное земледелие. В ходе колонизации рус. крестьяне и служивые люди Кузнецкой земли ввели пашенное земледелие.

Для обеспечения «государевой пашни» Москва направляет в Кузбасс, как и в др. регионы Сибири, сотни ссыльных людей. Видимо, эта форма привлечения крестьян рассматривалась первонач. как чрезвычайная мера, возможная лишь в условиях острой нехватки рабочих рук, но сохранилась она для Кузбасса в течение всего 17 в. Крестьяне оказывали сопротивление политике принудительного переселения. Об этом свидетельствуют царские грамоты 1631 и 1632, давшие дополнительные полномочия местным воеводам в подавлении сопротивления и взимания натурального оброка. По данным исследователя агр. истории России В.И. Шункова, принудительное переселение оказалось неэффективным.

Основой местного земледелия стали крестьяне, самостоятельно прибывшие в Кузбасс из разных местностей России. Их влекла сюда надежда найти иные, более легкие условия жизни. Слух о свободной хлебородной земле привлекал выходцев из Тобольского у., а также из Вологды, Кунгура и др. Однако местоположение Томско-Кузнецкого р-на первонач. ослабляло действие вольной колонизации, т.к. этот р-н лежал в стороне от осн. пути, по к-рому в 17 в. устремлялся поток переселенцев (от Тобольска по Иртышу на Обь и вверх по Оби до устья Кеты к Енисею). Нужно было свернуть с этой осн. дорожной магистрали, подняться по Оби до впадения в нее Томи и затем идти вверх по Томи вплоть до Кузнецка. Положение изменилось в 18 в. Вновь проложенный сибирский сухопутный тракт прошел по северу Кузбасса к Томску и вызвал значительный приток населения в этот регион. Среди самостоятельно прибывших в Кузбасс русских крестьян преобладали беглые из сев. у. Европейской России и Приуралья. Кузнецкий край, предгорья Алтая и южно-сибирские степи слыли в народе вольной стороной — Беловодьем, сюда и устремлялись прежде всего беглые.

Самовольные переселенцы, прибыв в Сибирь, обычно не имели средств на самостоятельное обзаведение хозяйством и брали ден. ссуду, рабочий скот, семена у властей или монастырей. За это они должны были нести феод, повинности или на кабальных условиях работать у зажиточных служилых людей. Часть переселенцев несла повинности непосредственно в пользу гос-ва, обрабатывая государеву десятинную пашню, или внося в казну отсыпной хлеб, или уплачивая ден. оброк. В конце 50-х 17 в. томские воеводы перевели часть пашенных кр-н из-под Томска на земли по р. Сосновке на С.-З. совр. Кемеровской обл. Крестьяне должны были пахать государеву пашню под присмотром назначенного сюда приказчика. В 1662-1666 на государевом поле под Сосновским острогом засевалось рожью 39-44 дес. и примерно столько же — овсом. Для охраны крестьян, государевой и крест. пашни и был поставлен Сосновский острог, в к-ром несли службу казаки, присылавшиеся из Томска посменно партиями по 50 чел.

Часть переселенцев закабалялась монастырями, осн. в Томском и Кузнецком уездах. Томский Алексеевский монастырь, возникший в 20-х 17 в., постепенно захватил значительную, терр., расположенную, по современному а делению на С.-З. Кемеровской обл. по Томи и ее притокам — Писаной, Тайменке, Паче, Лебяжьей, Большому и Малому Искитиму. Эти земли приобретал различными способами: принимались от служилых людей в виде вклада помин души, выпрашивались у местных властей, к-рые выдавали по челобитным монастырского начальства грамоты на владение землей. Наконец монастырь приобретал земли путем покупки или заклада. Работали на монастырь пришлые, гулящие люди, получившие от них скот, семена и с.-х. инвентар давшие обязательство «жить за тем монастырем вечно». В «Списке с крепости» группы крестьян, закабаленных монастырем в 1664, указывалось: «Подрядил мы жить за тем монастырем вечно с женами и детьми и взяли мы из монастырской казны по лошади на человека, да по корове, да по овце, да по топору, да косе, да по серпу, да по хомуту, да по оральникам. А в первых нам годах хлеба ржаных и три хлеба яровых с поля, сняв и измолотя с гумна сем (отдать) в монастырскую казну, а что за семенами останется и тот хлеб дел пополам: половина в монастырскую казну, половина нам, Ерофею с братьям товарищи. А после трех годов семена имать из монастырской же казны и вращать туда же, а всякого хлеба, что бог пошлет за семенами, остается пятая мера в монастырскую казну, а четыре меры нам, Ерофею с товарищи. А на первые три года имать нам на подмогу на хлебную пахоту монастырских казеш лошадей… Да нам же Ерофею с братьями и товарищи, на всякий год с человека ставить в монастырскую казну, да по безмену масла с нашего скота». Алексеевскому монастырю принадлежали: село Пача, деревни Искитимская, Асанова-Лебежья, Томилова, Тайминка и др. населенные пункты, в к-рых жили крестьяне, отдававшие монастырю в виде оброка пятый сноп — т. е. одну пятую урожая, кроме того, оброчные крестьяне и наемные работники обрабатывали монастырскую пашню, косили луга и выполняли другие работы под присмотром приказчиков, живших на монастырских подворьях. Излишки хлеба и др. продуктов монастырь продавал на рынке. В 1648 под Кузнецком был основан Рождественский монастырь, существовавший до 1764. Село Прокопьевское (ныне Прокопьевск) раньше называлось деревней Монастырской. Здешние крестьяне пахали пашню на монастырь.

Сотни наемных работников трудились в хозяйствах зажиточных служилых людей. На севере Кузбасса в степной и лесостепной местности по левобережью Томи из заимок служилых людей в 17 в. выросли деревни Салтымаково, Поломошная, Моховая и другие. На юге обл. служилыми людьми и их детьми были основаны в Кузнецком р-не деревни Атаманово, Сидорово, Тихоново, Антоново, Бедарево, Бызово и др. В «Отписке» Кузнецкого воеводы (1773) названы конный казак Пронка Тихонов, атаман Иван Бедар, в «Отписке» 1700 упомянута казачья вдова Федосья Бызова, в документах 1722 отмечены пятидесятники Иван Лутчев и Федор Бессонов, боярский сын Тимофей Бессонов. Все перечисленные фамилии встречались до последнего времени в указанных и соседних с ними населенных пунктах Кузбасса. Служилые люди вели хоз-во с помощью половников, захребетников и наемных работников, набиравшихся из неимущих «гулящих» людей. Применялась наемная сила и в хоз-ве посадских людей Кузнецка, многие из к-рых в 17-18 вв. также занимались земледелием.

В Кузбассе закабаление крестьян правительством, духовенством и верхушкой служилых людей происходило медленнее и с большим трудом, чем в р-нах, давно освоенных рос. феодалами. Часть служилых дворян и детей боярских в Кузбассе деклассировалась, не имея возможности использовать крепостных людей, и со временем перешла в другие сословия. Кузнецкий мещанин И.С. Конюхов в своей летописи Кузнецка, составленной в 60-е годы 19 в., привел фамилии дворян или детей боярских, ставших казаками, купцами и мещанами: Годлиевсковы, Буткеевы, Соколовы, Конюховы и др. По имеющимся отрывочным данным, общая численность рус. населения в Кузбассе была невелика: в начале 17 в. исчислялась сотнями, в конце 18 в. — тысячами людей. Первой ревизией 1722-24 в Кузнецком уезде было учтено 1511 мужских ревизских душ, а в самом Кузнецке — 1363 души. Кол-во женщин в это время было меньше, чем мужчин, поскольку имелось много одиноких, бессемейных мужиков. Кузнецкий воевода Ф. Баскаков в «отписке» 1652 просил прислать в Кузнецкий уезд «женок и девок», чтобы «оженить» одиноких крестьян, к-рые не заводят своего хоз-ва, а скитаются «промеж двор». В целом мужское и женское население Кузнецкого уезда и города Кузнецка в 1722-24 должно было составлять не менее 5 тыс. чел. В первой половине 18 в. рост рус. населения ускорился, что было связано не только с отечественным приростом населения, но и с ростом переселения по мере уменьшения воен, опасности.

Кроме монастырской барщины, существовала в Кузбассе и такая форма закабаления крестьян, как рекрутские наборы на з-ды Демидова, когда появились приписные крестьяне. В 1727 Бергколлегия разрешила заводчику А.Демидову селить на алтайских з-дах «пришлых, кои живут в лесах и у калмыков, и шатающихся по селам дворцовых, монастырских и помещичьих крестьян». В 1736 Демидов получил право оставлять у себя и беглых гос. крестьян, обучившихся мастерству, и «платить за них подушные, так и четырехгривенные деньги». К з-дам Демидова была приписана и часть крестьян из Кузбасса — из деревень Сосновского острога и Малышевской слободы Кузнецкого у. С 1747 значительная часть Кузбасса — Кузнецкий округ — вошла во владение имп. фамилии, в Колываново-Воскресенский, позже Алтайский, горный округ. Местные «приписные крестьяне» несли феод. повинности на кабинетских предприятиях, были обязаны по сниженным ценам поставлять хлеб для кабинетных мастеровых. Продавать хлеб частным лицам (торговцам) приписным крестьянам запрещалось.

Характеризуя феод, повинности крестьян, необходимо отметить, что отсутствие помещичьего землевладения, малочисленность населения, обилие неосвоенных земель делало земледельца более свободным, самостоятельным. В Кузбассе преобладало «заимочно-захватное» землепользование. Господство натурального хоз-ва в большей степени объяснялось отсутствием рынков сбыта. Не случайно наиболее распространено было товарное с.-х. производство на севере Мариинского округа, где проходил Большой Сибирский тракт. Крестьяне близлежащих сел снабжали овсом и сеном конные обозы, хлебом — обозников.

Масштабы аграрной колонизации в Кузбассе до сер. 19 в. не соответствовали богатым возможностям края. Только после отмены крепостного права в 1861, стр-ва Транссибирской ж. д. во 2-ой пол. 19 в. и в особенности агр. реформы Столыпина (1906-11) активизируется и расширяется в Кузнецкой земле процесс развития земледельческого произ.

Лит: Крестьянство Сибири в эпоху феодализма. Новосибирск, 1982; В.И. Шунков. Очерки по истории земледелия Сибири (17 в.). М. 1956; История Сибири. Т.З.Л., 1968; История Кузбасса. Ч. I-II. Кемерово, 1967

З.П. Галаганов

Обновлено: 18.02.2020 — 21:32

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018