Город набирает высоту

Из книги И.А. Балибалова «Кемерово: вчера, сегодня, завтра».

Город-сад! Таким мечталось видеть первому зодчему наш город, где «сама природа, — как писала газета Томского губкома «Знамя революции», — в здоровом своем климате при изобилии строительных материалов отвела ему место».

По замыслу первого архитектора П. А. Парамонова город с населением 50 тысяч человек намечалось разместить на левобережной террасе, в треугольнике рек Томи и Искитимки. Восточной границей его послужило бы село Щеглово с двумя улицами, вытянувшимися по левому берегу Искитимки, а западной — Щетинкин лог, вдоль которого шла изгородь поскотины. За воротами ее стояли шесть стандартных казарм станции Кемерово и завод, а ниже, на луговой террасе Томи — поселок Нижняя Колония. С южной стороны граница города проходила там, где сейчас расположена улица Красноармейская. Три главных улицы — Исполкомовская (ныне Н. Островского), Трудовая и Советская — от церковного пустыря шли параллельно Томи до Щетинкиного лога, а четвертая — Кузнецкая (ныне Ноградская) — обрывалась на том месте, где стоит теперь универмаг. Дальше — где сейчас находятся стадион «Химик» и завод «Кузбассэлектромотор» — простиралось топкое болото.

В первые годы уездный Щегловск застраивался медленно и преимущественно, как тогда говорили, «частным сектором». В 1925 году жилой фонд составлял 84,5 тысячи квадратных метров. В 2510 домах проживало 21725 человек, в том числе на руднике и в деревне Кемеровой — 7204, на станции Кемерово — 235, на Нижней Колонии — 3446 человек.

С образованием в 1925 году Западно-Сибирского края Кузнецкий бассейн выделяется в отдельный округ, и Щегловск становится его административным центром. С этого времени город начинает менять уклад жизни. Старожилы, получив новый земельный отвод, переезжают жить в выселок Пугачевский, а те, кто порывает связь с сельским хозяйством, пополняют ряды кустарей, промысловиков, строителей и рабочих коксохима. На пустырях появляются новые улицы с общественными зданиями, создается коммунальное хозяйство, открываются механическая и колбасная мастерские, скотобойня, кирпичный завод, заезжий дом, баня, организуются кооперативные жилищные товарищества «Искра» и «Кайла и молот», появляются магазины.

Первыми строителями окружного центра были коммунисты Новосибирска. Ветеран строительства города Г. И. Макаев, принимавший участие в строительстве Дворца Труда, отделения Госбанка и первых корпусов окружной больницы, рассказывал:

«В феврале 1927 года нас, группу строителей, бывших участников гражданской войны, пригласили в краевой комитет партии на беседу к первому секретарю.

— В гражданской войне вы доказали свою преданность партии, — начал разговор товарищ Эйхе, — а теперь партия посылает вас на трудовой фронт — закладывать город индустрии… Знаю, трудно вам придется начинать, но на то мы и большевики, чтобы преодолевать трудности…

Приехали в Щегловск, спрашиваем:

— С чего начинать?
— А вон, говорят, видите за болотом пригорок, чуть южнее Щетинкиного лога, так вот там построим Дворец Труда.
— А где у вас кирпич?

— А вон видите гору, — показывают на правый берег Томи. — Отличный там камень. Будем ломать…

Сказано—сделано. 5 мая заложили фундамент Дворца, а десятилетие Октября праздновали уже в новом здании…».

Хотя застройка Щегловска и велась нарастающими темпами, но окружной центр за пять лет не обновил заметно своего внешнего облика и выглядел типичным сибирским захолустьем с присущими ему нравами и обычаями. Приткнувшийся к дощатому заводскому забору низенький вокзал и обступившие его нахаловские ночлежки встречали приезжего человека убогой теснотой. На их фоне завод казался огромной дымящейся глыбой.

С вокзала дорога шла через глухой пустырь к Щетинкиному логу и выводила на Советскую улицу к базарной площади. Центральными улицами считались Трудовая и Исполкомовская, где над тесовыми крышами бревенчатых домов возвышались два кирпичных корпуса окружной больницы.

Самым примечательным местом города был остров на Томи. Издали он напоминал опрокинутую лодку. В летнюю пору привлекал горожан изобилием черемухи, красной и черной смородины и малины. В малую воду на песчаных его откосах старатели ставили свои примитивные бутары и мыли золото.

Таким и увидели Щегловск в канун первой пятилетки архитекторы Запсибкрайпроекта, приехавшие для планировки города с учетом развития его промышленности. Архитекторы верно определили восточную границу промышленной зоны и основную левобережную площадку жилого массива. По их проекту город с населением 132 тысячи человек размещался на террасах левобережья Томи, на площади 580 гектаров. Главный жилой массив выносился на правый берег Искитимки, где намечалось построить 15 микрорайонов и центральную площадь с ансамблем общественных и административных зданий, парком культуры и отдыха, водной станцией. На занятом уже левом берегу Искитимки отводилось место новому вокзалу, пищевому комбинату и студенческому городку.

А рудник? Он оставался за городской чертой. В далекой перспективе предполагалось построить новый город с таким же числом жителей на правобережье, севернее Красноярского соснового бора.

Однако высокий темп строительства в первые годы пятилетки вызвал небывалый приток населения. Поэтому возле промышленных площадок возникали временные поселки—шахтостроителей, Коксостроя, ГРЭС, на правобережье, за сосновым бором — поселок Стандарт.

С 1931 года застройка велась по проекту архитектора Маи из проектного бюро Цекабанка. Следы этой застройки по так называемой трафаретно-строчной системе еще и поныне видны на Притомском участке.

Трудности планировки города объяснялись неопределенностью его промышленного профиля. Работникам Промстройпроекта потребовалось три года, чтобы изучить сырьевые источники Кемеровского промышленного района и обосновать целесообразность создания здесь 54 предприятий углехимии, строительных материалов, машиностроения, легкой и пищевой промышленности. На основе этих данных Новосибирским отделением Горстройпроекта к концу лета 1936 года и был разработан Генеральный план застройки Большого Кемерова.

К этому времени город представлял довольно пеструю картину: разделенные рекой и пустырями жилые массивы и шахтерские поселки были разбросаны на огромной площади. Весь жилой фонд составлял 380 тысяч квадратных метров. На каждые шесть каменных домов приходилась сотня бревенчатых изб с огородами, сарайчиками.

Теперь в городскую черту Большого Кемерова включались три верхние террасы притомской долины. На левом берегу Томи под застройку отводилось 3437 и на правом, на Елисеевской площадке, — 1469 гектаров.

Центральный массив города проектировался на левобережье Томи, по берегам Искитимки, и делился в свою очередь на три жилых района: левоискитимский, суховский и южный. Затраты на строительство города определялись в сумме 2255 миллионов рублей.

Однако война внесла свои коррективы и наложила суровый отпечаток на лицо города. Семь предприятий, перебазированных в Кемерово в первую военную зиму, пришлось размещать, сообразуясь только с насущными требованиями времени. Возникли новые временные поселки.

В первые послевоенные годы строительство города сдерживалось не только отсутствием перспективного плана застройки, но и слабой базой стройматериалов. Короче говоря, все приходилось начинать заново.

В конце сорок пятого года была организована архитектурно-проектная мастерская, на основе которой позднее был создан филиал института Кемеровогражданпроект, преобразованный теперь в институт Кемеровогорпроект. Перед молодым коллективом стояли сложные творческие задачи: нужно было найти наиболее целесообразные решения как в размещении, так и в создании выразительных архитектурных ансамблей, отвечающих требованиям жизни.

Прежде чем развернуть планомерную застройку города, строители треста Кемеровотяжстрой должны были создать местную базу стройматериалов. И это в условиях самых трудных лет послевоенного времени, когда почти все материальные ресурсы направлялись на восстановление народного хозяйства в западные районы страны.

Строительная база — это кирпичные заводы, известковые, каменные, гравийные и песчаные карьеры, лесоучастки на берегах Тайдона, заводы теплоизоляции, асфальтобетона, железобетонных конструкций. Это и транспорт — автогараж, конный двор.

Все это было создано в течение двух лет инициативой и упорным трудом ветеранов кемеровских строек во главе с управляющим трестом Владимиром Федоровичем Богачевым и главным инженером Дмитрием Алексеевичем Кутовым — заслуженным строителем РСФСР.

Ветеранам-градостроителям помнится сентябрь 1950 года — в эти погожие дни кузбасской осени они сдали под жилье первый пятиэтажный дом на улице Советской и этим положили начало плановой застройки нынешнего центра города.

На пути градостроителей стояло много организационных и технических проблем: нужно было преодолевать кустарщину, найти наиболее эффективные методы строительства, поднять технический уровень кадров. Все эти вопросы стояли в центре внимания партийных и советских организаций. На пленумах городского комитета партии и совещаниях актива всесторонне обсуждались мероприятия по ликвидации ведомственной чересполосицы, по концентрации сил и средств, созданию наиболее благоприятных условий жизни строителей, механизации ручного труда, переводу градостроительства на индустриальную основу.

По доброй традиции горожане оказывали строителям практическую помощь на самых важных и трудоемких участках. Без преувеличения можно сказать, что все наиболее крупные сооружения введены с их помощью.

Томь всегда служила украшением городского ландшафта, но до 1952 года приносила и много хлопот — рвала понтоны, опрокидывала лодки на переправах, а весной в ледоход и осенью в ледостав вовсе прерывала связь между районами города. Сооружение моста задерживалось по многим причинам и в частности из-за нехватки металла, цемента и рабочей силы. По инициативе партийных организаций к строительству коммунального моста подключились коллективы предприятий и организаций города. Практическую помощь кемеровчанам оказали тогда кузнецкие металлурги — они изготовили балки нужного профиля из металла, выплавленного сверх плана.

Таким же методом был построен и центральный городской стадион «Химик». Расчистка и планировка площадки проводилась руками комсомольцев в воскресные дни.

Многие горожане не помнят уже, когда в их лексикон вошло слово «Дружба» и что, собственно, оно означает: название поселка, улицы, городского района?

Два десятилетия тому назад «Дружбой» называли участок застройки многоквартирными одноэтажными кирпичными домами с палисадниками и огородами. В ту пору в городе сложилась трудная обстановка: каркасно-засыпные бараки временных поселков обветшали, а нужда в жилье возрастала. Специализированных же строительных организаций еще не было. Вот тогда и пришли на окраинный пустырь добровольческие бригады с промышленных предприятий. Люди разных возрастов и профессий, как говорят, на ходу постигали приемы и методы строительства, учились друг у друга, помогали друг другу и общими усилиями строили дома. Отсюда весь этот участок застройки и получил свое емкое и точное по смыслу название «Дружба».

Двадцатый съезд Коммунистической партии наметил широкую программу жилищного строительства на индустриальной основе. Выполняя его решения, городская партийная организация провела большую организаторскую работу по совершенствованию структуры строительных предприятий. Громоздкий трест № 96 был разделен на три специализированных — Кемеровохимстрой, Кемеровопромстрой и Кемеровожилстрой, в которых в свою очередь было образовано по три строительных управления — нулевого цикла, сантехнических и электромонтажных работ. В этот период был построен крупный завод железобетонных конструкций, открыты песочные и гравийные карьеры, полигоны и лаборатории. Инженеры и рабочие-новаторы внедрили в ту пору много ценных новинок. По предложению инструктора передовых методов труда В. А. Плотникова был освоен универсальный способ производства облицовочных плиток. На заводе сборного железобетона мастер Н. Г. Болотов и инженер С. А. Асташев предложили производить пустотные стеновые блоки методом виброштампования, что дало большую
экономию цемента.

Специализация строительных подразделений в сочетании с расширением базы стройматериалов и освоением индустриальных методов строительства заметно сказалась на повышении темпов работ.

Первый крупноблочный дом был построен весной 1958 года бригадой В. К. Гудкова в поселке Южном. Однако крупные блоки из-за трудоемкости производства не получили широкого распространения в градостроительстве и явились лишь переходной ступенью к крупнопанельному домостроению.

В июне 1959 года на улице имени Коломейцева монтажники бригады Алексея Ивановича Ершова, заслуженного строителя РСФСР, собрали крупнопанельный пятиэтажный дом. Это был первый итог напряженной работы строителей по созданию индустриальной базы — домостроительного комбината, завода железобетонных конструкций, производств древесностружечных плит, мягкой кровли, эластичных плиток, керамзитов.

В 1962 году комбинат домостроения дал городу столько жилья, сколько его было построено всеми строительными организациями за предыдущую пятилетку. С того времени домостроители начали набирать темпы и совершенствовать технологию строительных работ. За десятилетие здесь выросли признанные мастера крупнопанельного высотного домостроения Богдан Васильевич Репа, Федор Васильевич Селиванов, Иван Филиппович Макеев, Иван Семенович Русских, Софья Александровна Зуйкова.

Четвертый год девятой пятилетки для домостроителей памятен тем, что они сдали горожанам миллионный квадратный метр жилья.

Если в пятидесятые годы градостроители успели лишь обновить облик центральной части города, наметить контуры архитектурных ансамблей, то в следующем десятилетии наряду с реконструкцией старых кварталов была развернута комплексная застройка новых площадок, выполнен большой объем работ по инженерному оборудованию города, положено начало газификации и благоустройству. Во всех четырех районах Кемерова появились новые улицы, одетые в асфальт, бульвары и скверы в зеленом наряде.

В 1971 году Генеральный план застройки города, рассчитанный на два десятилетия, был перевыполнен по основным показателям с опережением на двенадцать лет. Большая заслуга в этом принадлежит строителям ордена Ленина треста Кемеровохимстрой. Их руками были возведены мощные корпуса на Новокемеровском химкомбинате, заводах «Карболит», химического волокна и химического машиностроения, комбинате шелковых тканей и других предприятиях города.

Трудовым подвигом химстроевцев было сооружение первого производства капролактама. Сложный технологический комплекс, включавший более 20 многоэтажных корпусов, оснащенных сложным оборудованием, был построен и пущен в эксплуатацию за 18 месяцев. Здесь прославились бригады Г. Лунева, Ж. Матыняна, С. Солдатова, П. Шабалова, Н. Роя, П. Козленко, Н. Емельянова, А. Дудко, П. Рыжкова, а на монтаже оборудования — бригады А. Петрова, Э. Войтовича, В. Фролова, В. Филимонова, Я. Фризена, Ф. Дергилева.

В рядах строителей города всегда было немало талантливых мастеров своего дела, чей многолетний труд отмечен высокими правительственными наградами. В их числе Георгий Иванович Лунев — заслуженный строитель РСФСР, кавалер орденов Октябрьской Революции и «Знак Почета», основатель целой династии строителей.

На долгие годы связали себя со стройками города семьи Тепляковых, Коняхиных и многие другие.

Плодотворно работает коллектив треста Кемеровогражданстрой. О масштабах строительства жилья в городе можно судить по таким цифрам: в шестидесятые годы построено благоустроенных квартир в два раза больше, чем за сорок предыдущих лет. Тысячи жителей переселены из «нахаловок» и временных поселков в новые многоэтажные кварталы. Горожане получили в эти годы новые здания двух театров драматического и оперетты, две гостиницы — «Томь» и «Кузбасс», Дворец пионеров, плавательный бассейн, широкоформатный кинотеатр «Юбилейный», универмаг, 80 детских учреждений, новые школы, больничные корпуса.

В семидесятые годы город продолжал расширять застройку, набирать высоту. На восточном крыле суховского гребня, в новом Ленинском районе, вырос многоэтажный жилой массив. Половина его новоселов живет в высотных домах, которые отличаются более удобной планировкой квартир. Здесь построены главные корпуса медицинского и технологического институтов, здания многопрофильной больницы, универсама, Дома обуви, издательский комплекс. Заметно обновились улицы и площади Центрального района: на улице Васильева возведен главный корпус государственного университета, на улице Красной — здание городского комитета КПСС, на Университетской площади — здание государственной филармонии. После реконструкции красивее стал стадион «Химик» на площади Кирова.

Многое сделано по благоустройству Притомской набережной, Пионерского бульвара, поймы речки Искитимки, березовой рощи в Кировском районе, по прокладке троллейбусных путей, теплотрасс, водопроводов, канализации и других инженерных сооружений.

Говоря словами поэта:

Растет мой город,
Нынче это,
Пускай открытая здесь и нет,
Его важнейшая примета,
Важнее всех иных примет.
Вот почему
В тумане слабом
На легком вешнем ветерке
Он показался мне Прорабом
В брезентовом дождевике 1.

В семидесятые годы в городе сложился и вырос творческий коллектив архитекторов. Опираясь на опыт ветеранов, молодые архитекторы плодотворно трудятся над решением сложного комплекса проблем, связанных с реализацией генерального плана застройки Большого Кемерова.

Создание красивого и вместе с тем удобного для жизни города не просто. Сибирь кажется просторной, да каждый гектар земли здесь на строгом государственном учете — и только высота безгранична. И другое: сегодня уже мало дать семье хорошую, уютную квартиру, надо предоставить каждому жителю и максимум удобств для отдыха и развлечений. И на этом пути у архитекторов много сложностей.

За два десятилетия в городе построено тридцать микрорайонов. В нынешних условиях столь массового жилищного строительства нужен смелый целеустремленный поиск новых решений, чтобы преодолеть серость и придать микрорайонам впечатляющую выразительность в сочетании с полным житейским комфортом.

Ценный творческий вклад вносят молодые архитекторы в создание художественного образа города.

Украшением Кемерова ныне является фундаментальное здание государственной филармонии, построенное по проекту архитектора проектного института Кемеровогорпроект Юрия Сергеевича Зюзькова.

Высокую оценку получили многие проекты молодых архитекторов. Среди них работы В. П. Бурина и В. В. Чаленко по планировке застройки центра, Т. А. Кулиева — по планировке жилого района «Шалготарьян», проекты комплекса зданий проектных институтов Л. И. Буриной, высотного здания на улице Красной — Я. И. Полуэктова, Дворца пионеров и школьников — О. Г. Рожева, проекты детальной планировки парка Победы в сосновом бору Рудничного района архитектора В. И. Сабурова и парковой зоны в пойме речки Искитимки — Н. П. Трубачевой.

Город на марше. Градостроителям предстоит решить много сложных проблем — по расширению базы строительных и отделочных материалов, повышению темпа сооружения объектов культурно-бытового назначения, развитию коммунального хозяйства, преодолению серости и шаблона в застройке микрорайонов… Успешное решение этих проблем возможно только при активном участии коллективов производственных предприятий, проектных, научно-исследовательских и учебных институтов, общественных организаций города.

Notes:

  1. Из стихотворения «Кемерово» поэта Игоря Киселева.
Обновлено: 08.11.2018 — 18:11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика