Города Кузбасса в 60—80-х годах

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

Города Кузбасса — Кузнецк и Мариинск были обычными захолустными городками Российской империи. Кузнецк, административный центр Кузнецкого округа Томской губернии, находился в стороне от Большого Сибирского тракта, заводов и рудников. Развитие промышленности и торговли в 60—80-х годах не затронуло городка. Население его росло медленно. В 1858 году в Кузнецке числилось 1655 жителей, а в 1897 году — 3117. Большинство населения города занималось сельским хозяйством. Рабочих почти не было. Публицист-демократ В. В. Берви-Флеровский, будучи в 1864—1865 гг. ссыльным в Кузнецке, в своей книге «Положение рабочего класса в России» дал обстоятельную характеристику хозяйства и культуры города того времени. Он отметил отсталость промышленности и полунатуральный характер хозяйства жителей города, мало отличавшихся по роду занятий и уровню жизни от окрестных крестьян. «Они занимаются кое-чем, лишь бы прожить кое-как: держат скот, имеют пчел, сами для себя косят сено, а затем кто во что горазд: кто землю пашет, кто ямщину правит или с обозами ходит, а кому нечем жить, тот табак садит.

Кроме людей, занятых сбытом крестьянского хлеба, мяса, меда и воска, в городе существует лишь самая незначительная торговля предметами промышленности, привозимыми с Ирбитской ярмарки: весь оборот этой торговли едва ли достигнет пяти тысяч рублей; почти единственная обработка сырых произведений состоит в обращении сала в свечи и мыло; доход всех производителей этого продукта нельзя считать на тысячи, а только на сотни рублей. Прибавьте к этому пряников на сто или полтораста рублей в год и вы будете иметь приблизительное понятие о том, чем снабжает Кузнецк окрестные села. Самая значительная торговля — торговля вином, которого продается в округе с лишком на пятьдесят тысяч рублей из Кузнецких складов».

Кузнецк не знал промышленных рабочих. За хлеб держали помощников трое местных кузнецов. Не платил денег своим подмастерьям и ученику и портной. В лучшем случае наниматели платили работникам от трех до пяти рублей в месяц. Помимо работы в мастерских наемные работники выполняли разнообразные обязанности и в домашнем хозяйстве богатых горожан: рубили дрова, убирали двор, косили сено, пахали пашню.

Дома, обстановка и одежда большинства жителей города не отличались от крестьянской.

В Кузнецке того времени существовали уездное, приходское и женское училища, в которых получали начальное образование дети местных чиновников и купцов. Подавляющее большинство населения грамоты не знало.

До 1861 года гражданское управление Кузнецким округом в основном находилось в руках администрации Алтайского горного округа, которая управляла не только заводами и рудниками, но ведала и полицией, и судом, и школами. Из ведения кабинетской администрации были изъяты лишь наиболее серьезные уголовные дела. Томский губернатор одновременно был начальником Алтайских горных заводов и располагал административной властью в горном округе. Реформы 60—70-х годов не уничтожили совершенно, но значительно ограничили элементы феодализма в хозяйстве и управлении. В 1863 году должность томского губернатора была отделена от звания начальника заводов Алтайского округа. Высшим представителем государственной власти на территории Кузнецкого округа в 60—80-х годах стал живший в Кузнецке окружной исправник с подчиненными ему участковыми приставами и земскими заседателями.

Судебная реформа в Сибири была проведена лишь в 1897 году, а земство так и не было введено вплоть до 1917 года. Полиция в Сибири занималась многими вопросами, которыми в Европейской России давно ведали земства и судебные органы. Так, она ведала устройством и ремонтом дорог, принимала меры против эпидемий, занималась прививкой оспы и другими земскими делами. Полиция же производила следствия, разбирала на месте всякого рода ссоры, выполняя, таким образом, некоторые функции судебных органов.

В приисковых районах существовала особая горная полиция, находившаяся на иждивении золотопромышленников и, естественно, защищавшая их интересы.

Городское самоуправление Кузнецка строилось на основе «городового положения» 1870 года, отдавшего всю полноту власти в руки местной буржуазии. В малолюдном Кузнецке, как и в других небольших уездных городах Сибири, городская дума не собиралась. Сход домохозяев выбирал собрание уполномоченных из 12—15 человек, которое избирало городского старосту, с одним-двумя помощниками. Староста и его помощники, выбираемые из наиболее богатых купцов, и вершили под присмотром окружного исправника все городские дела.

Сельское и волостное управление строилось на основе положений 19 февраля 1861 года. Общие сходы домохозяев сел и деревень выбирали старост, волостные сходы — волостных старшин и членов волостного суда. Делопроизводство в волостных правлениях вели наемные писари, которые широко использовали служебное положение для личной наживы: ни паспорта, ни справки крестьянин не мог получить у них без соответствующей взятки. Сельские и волостные выборные власти находились в полной зависимости от жившего в Кузнецке мирового посредника. Он утверждал состав крестьянского управления, отменял постановления сельских сходов, наказывал выборных лиц.

Волости Горной Шории возглавлялись паштыками, которых выбирали волостные сходы. Паштык ведал раскладкой и сбором ясака, разбирал мелкие судебные дела, выделял людей для перевозки чиновников и миссионеров, налагал штрафы и наказывал розгами местных жителей.

Должность паштыка была средством эксплуатации сородичей, источником нелегальных доходов от суда, сбора ясака, выдачи билетов на право охоты и сбор орехов.

Яркие характеристики чиновничьей верхушки Кузнецкого округа — исправника, мирового посредника, городничего даны В. В. Флеровским и Н. И. Наумовым. В рассказе Наумова «Гонимые», например, повествуется о Катанаеве, который 22 года был исправником в Кузнецке. Шорцы так уверовали в его могущество, что когда Катанаева отрешили от должности, долго не признавали нового исправника и по-прежнему везли ему ежегодную дань. Катанаев брал с охотников-шорцев взятки, выменивал на водку или скупал за фальшивые деньги меха. Для ограждения шорцев от пьянства законом запрещалось открывать в улусах кабаки. Исправник же и другие чиновники ведрами везли спирт в тайгу. Катанаев скупал у русских крестьян хлеб и через подставных лиц раздавал его на кабальных условиях шорцам в долг, собирая затем долги шкурами и скотом. Беличьи, собольи и лисьи меха агенты исправника на десятки тысяч рублей сбывали на ярмарках в Нижнем Новгороде. Катанаев сам хвалился, что нажил более двухсот тысяч рублей. Приятель Катанаева, городничий Андреев содержал шайку, которая грабила обозы и почту.

Большим влиянием в 60-х годах пользовался мировой посредник. Один из них — Шлепфельд, описанный Н. И. Наумовым в очерке «Крестьянские выборы», жил в единственном двухэтажном каменном доме Кузнецка и стоял во главе бюрократического общества городка. Его, как огня, боялись местные чиновники.

Мариинск был преобразован в город в 1856—1857 годах из села Кийского, основанного в первой половине XVIII века. С этого же времени город стал центром вновь образованного Мариинского округа Томской губрении. Своим ростом город был обязан развитию золотопромышленности: в XIX веке он стал центром найма рабочих и снабжения приисков продовольствием и различными товарами. Приисковый район, охвативший бассейны рек Кии, Яи и Урюпа и экономически тяготевший к Мариинску стал называться Мариинской тайгой. Развитию Мариинска способствовало и то обстоятельство, что через него проходил Большой Сибирский тракт, и в 90-х годах была проложена Транссибирская железнодорожная магистраль. Мариинск стал быстро обгонять Кузнецк. Уже в 1858 году в нем жило 3347 человек — вдвое больше, чем в Кузнецке.

По переписи 1897 года Мариинск насчитывал 8125 жителей, а Кузнецк только 3117.

Население Мариинска росло за счет причисляемых к мещанам ссыльнопоселенцев и переселявшихся сюда крестьян Томской и других губерний Сибири и Европейской России.

В самом городе развитие промышленности ограничивалось несколькими небольшими кожевенными, кирпичными, мыловаренными заведениями, в которых трудилось несколько десятков рабочих. Зато, словно грибы после дождя, появлялись лавки, постоялые дворы, гостиницы, харчевни для приискателей, агентов по найму рабочей силы, ямщиков. Особенно процветала торговля спиртными напитками. В 1869 году город имел 31 «питейное заведение». Спиртным торговали также в 17 постоялых дворах, трактире, гостинице и харчевнях. Публичный дом появился в Мариинске раньше, чем приходское училище.

Заметную прослойку городского населения составляли купцы: в 1876 году из 6547 жителей города 453 принадлежали к купечеству второй гильдии и трое — первой гильдии. Здесь жило сравнительно много евреев — 401 человек. Часть их занималась торговлей или золотопромышленностью. Мещане, преобладавшие в городе, работали у купцов и других зажиточных горожан, нанимались на прииски, содержали харчевни, лавки, ремесленные мастерские.

Обновлено: 18.11.2018 — 21:28

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018