Города Кузбасса в период империализма

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

Начало нового столетия характерно быстрым ростом рабочих поселков вокруг угольных шахт, золотых рудников и железнодорожных станций. Старые города — Кузнецк и Мариинск — явно отстают в своем развитии. И не случайно: рабочие и их семьи концентрируются вокруг быстроразвивающихся промышленных центров. По данным переписи 1917 года население поселений городского типа составляло:

Население Кузнецка в 1897 году составляло 3117 человек, таким оно осталось и два десятка лет спустя. Значительная часть жителей города занималась земледелием, скотоводством, пчеловодством. В 1913 году здесь имелось 29 промышленных заведений с 57 рабочими, выработавших на 24,5 тыс. рублей различной продукции. По уровню развития промышленности Кузнецк находился на последнем месте среди уездных городов Томской губернии.

В Кузнецке того времени было 27 торговцев, занимавшихся продажей мануфактуры, бакалеи, вина, пива — два из них имели свои пивоваренные заводики. Три торговца держали склады сельхозмашин, двоё торговали хлебом, пятеро — скупали в округе сало и меха.

Каждую девятую пятницу nocле пасхи в городе проходила ярмарка, на которой крестьяне ближайших волостей сбывали продукты своего хозяйства, покупали промышленные товары и сельхоз-орудия. Обороты ярмарки в лучшие годы достигали 30 тысяч рублей.

Перед войной Кузнецк имел четырехклассное городское училище, двухклассное женское училище, две церковно-приходские- школы, воскресную школу, одну библиотеку. По городскому бюджету в 1913 году на народное образование было истрачено 1546 рублей. В штате участковой лечебницы и военного лазарета числился один врач и два фельдшера.

Кузнецк был уездным городом. В нем находилось уездное полицейское управление, уездное казначейство, податной инспектор, камера мирового судьей, уездное воинское присутствие, управление уездного воинского начальника, воинская команда, тюрьма, помещавшаяся в старой крепости. В городе собирались уездные съезды крестьянских начальников и жил крестьянский начальник, ведавший пригородными волостями.

В связи с малочисленностью населения в Кузнецке действовало упрощенное городское общественное управление. Сход домохозяев выбирал собрание из 12—15 уполномоченных, которые, в свою очередь, выбирали из своей среды городского старосту с одним-двумя помощниками. В уполномоченные обычно попадали купцы и зажиточные мещане.

Монотонная жизнь городских обывателей нарушалась лишь проводами очередной арестантской партии, приходом по вешней воде первого парохода, ярмаркой, да крестным ходом. Уходили, гремя кандалами, арестанты, отваливал от пристани пароход, снимались ярмарочные балаганы, и кузнецкий обыватель опять погружался в дремотное существование.

Несколько десятков рабочих были разбросаны по одному-два человека на мелких предприятиях. Малочисленность и разобщенность мешали им сообща защищать свои интересы, как это делали шахтеры и приискатели.

Приезжим людям Кузнецк напоминал большое село. Это подчеркивал и известный ученый В. А. Обручев, побывавший весной 1914 года в Кузнецке. Но постепенно и сюда проникал дух времени, появлялись новые люди. В одном из лучших домов города разместилась контора Копикуза. В 1916 году открылось отделение Русско-Азиатского банка, а в 1917 году — отделение Петроградского Международного банка.

После прокладки Сибирской магистрали дыхание жизни коснулось и Мариинска. Население города с 8125 человек в 1897 году выросло до 10 800 человек в 1917 году (с поселком при станции).

Как и в Кузнецке, часть жителей Марийнска занималась сельским хозяйством, но мелкая промышленность здесь была развита несколько шире. В 1913 году здесь было 105 рабочих, занятых в 55 промышленных заведениях.

Со станции Мариинск ежегодно отправлялось до 3 миллионов пудов хлебных грузов. В городе действовало несколько хлебозакупочных контор, агенты которых скупали хлеб по деревням. Отсюда вывозилось мясо и дичь. Годовой оборот торговых предприятий превышал миллион рублей. С 16 октября по 15 ноября в городе проходила многолюдная Казанская ярмарка.

Через Мариинск шло снабжение продовольствием и промышленными товарами приисков Мариинской тайги. Здесь же происходил наем рабочих на прииски.

В Мариинске существовала Городская Дума. Бюджет города значительно превышал бюджет Кузнецка. В 1910 году его расходная часть составляла 46 999 рублей (в Кузнецке 12 741 рубль). Но это не спасало обывателей от грязи и темноты.

В Мариинске были женская гимназия — первое среднее учебное заведение Кузбасса, высшее начальное училище, еврейское училище, железнодорожное училище, несколько церковно-приходских школ, три библиотеки. В городе имелось три лечебных заведения, три врача, семь фельдшеров.

Мариинск являлся административным центром уезда, и в нем были те же уездные учреждения, что и в Кузнецке.

Кузнецкий и Мариинский уезды, как и вся Сибирь, серьезно отставали в культурном отношении от Европейской России. Если по данным 1908 года процент грамотного населения в Московской губернии достигал 49, то в Сибири он не превышал 30 процентов. Даже в крупных селах Кузбасса в лучшем случае имелись начальные школы.

Школ явно не хватало. В 1914 году в Мариинске было до полутора тысяч ребят школьного возраста, а основы грамоты учила лишь одна треть. В четырехклассное городское училище держало вступительные экзамены свыше 80 человек, но по недостатку мест было принято лишь 35 человек. В женской гимназии было всего 270 учениц. Особенно были переполнены младшие классы.

В середине 90-х годов на 15 тысяч населения приисков Кузнецкого и Мариинского уездов было только пять школ, в которых обучалось 150 ребят.

На десятитысячное население Анжерского рудника в 1913 году было всего две начальные школы, в которых обучалось 296 учеников.

Рабочие Кузбасса настойчиво требовали расширения школьной сети, введения доступного для всех образования. Делегатский съезд рабочих и служащих Сибирской дороги, состоявшийся в Тайге в 1905, году, выставил в числе других требований: введения за счет дороги обязательного, общего и профессионального образования для всех детей железнодорожников и открытия для этого необходимых школ с общежитиями.

Царское министерство просвещения не открыло в Кузбассе ни одной библиотеки. Небольшие библиотеки, которые были, создавались на общественные средства. Так, в 1901 году в Мариинске возникло библиотечное общество, создавшее на свои средства городскую библиотеку. Библиотеку в Кузнецке основало общество попечения о народной трезвости. На станции Тайга книги приобрели на свои средства рабочие депо и первоначально библиотека находилась в помещении паровозных бригад. С 1902 года библиотека, которой было присвоено имя А. С. Пушкина, перешла а отдельное помещение с небольшим читальным залом. В 1905—1906 годах силами рабочих была создана библиотека в механических мастерских Анжерских копей.

Первый самодеятельный театр Кузбасса возник в 1895 году на крупном прииске Неожиданном. Это была обычная жилая казарма без перегородок и нар. Любители сценического искусства, в основном учащиеся, дети служащих поставили в бараке 12 рядов скамей. На примитивной сцене повесили ситцевый занавес. И зал, и сцену украсили гирляндами искусственных цветов и ветками пихты. 22 октября состоялось открытие театра. Зал был битком набит рабочими, служащими и членами их семей. Читали историческое повествование об Ермаке Тимофеевиче и показывали при помощи проекционного фонаря картины о походе Ермака. С осени до весны, пока на прииске не началась золотая страда, почти каждое воскресенье в театре устраивались чтения, ставился спектакль, выступал хор или играл свой оркестр. Для постановок выбирались главным образом пьесы Островского. Артистами были учащиеся, служащие и рабочие.

В 1905—1906 годах были построены народные дома в Кузнецке, Мариинске, на Анжерском руднике. Но в годы реакции они пришли в запустение. В Кузнецке он просто пустовал, в Мариинске сдавался в аренду заезжим фокусникам, а на Анжерском руднике был занят под контору. В так называемые общественные собраний Мариинска и Кузнецка и собрание служащих в Тайге и Анжерке пускали только избранную публику, вход рабочим был туда запрещен.

В конце XIX и первое десятилетие XX века отмечается заметное усиление внимания к геологическими другим исследованиям Кузбасса, обусловленным потребностями развивающейся экономики. Эта работа проводилась основанным в 1882 году Геологическим комитетом, Геологической частью кабинета, открытым в 1888 году Томским университетом, Томским технологическим институтом, Переселенческим управлением, Обществом сибирских инженеров.

Предпринимаются почвенные, гидрогеологические, ботанические и статистические исследования, связанные с устройством переселенцев на новых местах. Первоначально эти работы велись по почину Комитета Сибирской железной дороги, а с 1905 года их возглавляло Переселенческое управление. Изучению подвергались обширные территории, включавшие и Кузбасс. Гидрогеологические и гидротехнические исследования велись под руководством Г. Оссовского и Н. И. Вернадского, исследования почв — под руководством К. Д. Глинки, ботанические экспедиции возглавлялись профессором Томского университета П. Н. Крыловым. В работах С. Швецова, В. Михайлова, Сущинского и других исследователей освещалось экономическое «положение старожилов и новоселов, аналнзировались возможности дальнейшего заселения Алтая и Кузбасса.

Постройка Сибирской магистрали дала новый толчок научному изучению природных ресурсов Кузбасса. Под руководством Геологического комитета были предприняты обширные геологические исследования по трассе дороги и в прилегающей полосе. Велись поиски каменного угля, руд и строительных материалов, изучались условия водоснабжения будущих станций, проводились исследования грунтов. В работе Западно-Сибирской партии на севере Кузбасса участвовали научные сотрудники Томского университета и Технологического института А. Н. Державин и А. М. Зайцев. Работник Геологического комитета Краснопольский в 1893—1897 годах исследовал местность вдоль железной дороги, северные отроги Кузнецкого Алатау, Анжеро-Судженское месторождение угля.

Сотрудник Средне-Сибирской партии Яворский в 1895 году исследовал Урюпо-Кийский буроугольный бассейн, а затем вел разведку в Анжеро-Судженском районе.

Геологическая служба кабинета, возглавляемая профессором Иностранцевым, сделала попытку составления геологической карты Алтайского горного округа, включавшей и Кузбасс.

В предвоенные годы были начаты геологические исследования для прокладки проектируемой Южно-Сибирской магистрали. В работе И. П. Толмачева, Н. Н. Тихонович и В. Л. Мамонтова «Геологическое описание и полезные ископаемые района проектируемой Южно-Сибирской ж. д.» освещалась история исследования, давался общий геологический очерк, характеристика угольных, железорудных и золотых месторождений юга Кузбасса.

В связи с интересом русских и иностранных капиталистов к месторождениям золота, Геологический комитет провел специальное геологическое, техническое и экономическое изучение золотоносных районов и золотопромышленности Сибири. Золотопромышленности Кузбасса посвящены обширные работы окружных инженеров Томского и Алтайского горных округов И. П. Бересневича и Э. К. Фреймам.

Новый этап в геологических изысканиях Кузбасса был открыт неутомимой деятельностью виднейшего в России специалиста по геологии угля профессора Л. И. Лутугина.

Приглашенный Копикузом лишь для определения наиболее выгодных мест закладки шахт, Леонид Иванович Лутугин выдвинул программу широкого геологического исследования Кузбасса. Он потребовал, чтобы результаты исследований были опубликованы для общего сведения. И Копикуз был вынужден принять эти условия. С весны 1914 года группа Л. И. Лутугина, в которую входили А. А. Галеев, П. И. Бутов, В. М. Козловский, В. С. Панкратов, А. А. Снятков, В. И. Яворский, И. С. Яговкин, начала геологическую съемку Кузнецкого бассейна. Опыт и методика исследований, выработанные Лутугиным еще в Донбассе, позволили в короткие сроки достигнуть выдающихся результатов. Однако 17 августа 1915 года на Кольчугинском руднике жизнь Л. И. Лутугина внезапно оборвалась. Хоронили ученого в Петербурге. По воспоминаниям профессора Гапеева, это была «настоящая демонстрация, в которой приняло участие около 10 тысяч человек.
Комитет по увековечению памяти Л. И. Лутугина, в который входили А. М. Горький, В. Г. Короленко и другие писатели, ученые и общественные деятели, предпринял сбор средств на народный университет имени Л. И. Лутугина.

Имя Л. И. Лутугина в Кузбассе было увековечена в названии Лутугинского пласта на Кемеровском руднике.

Дело, начатое в Кузбассе Л. И. Лутугиным, продолжили его ученики, геологи В. И. Яворский, С. В. Кумпан и другие.

С 1901 года в Томском технологическом институте под руководством будущего академика В. А. Обручева начала складываться сибирская школа геологов, которая много сделала для изучения месторождений железа, угля и золота в Кузбассе.

В. А. Обручев, с 1901 по 1912 год возглавлявший кафедру геологии института, внес неоценимый вклад в геологические исследования Кузнецкого бассейна. Под его руководством выросли такие видные геологи, как академик М. А. Усов, профессор П. П. Гудков, А. П. Козлов, Н. Н. Павлов, также много сделавшие для изучения Кузбасса.

Обручев составил «Геологический обзор золотопромышленных районов Сибцри», в котором дал сводный очерк геологического строения Алатау и Салаира и характеристику месторождений золота. Вместе с М. А. Усовым в 1910 году он провел экспертизу Богомдарованного золотого рудника на восточном склоне Кузнецкого Алатау, а в 1912 году участвовал в обследовании золотых рудников Берикульского района.

П. П. Гудков по поручению Копикуза в 1913—1916 годах руководил поисками железных руд в Горной Шории и разведками месторождений в районе Тельбеса, Темир-Тау, Одрабаша, Сухаринки и др.

Горячим сторонником создания мощной базы черной металлургии в Сибири был выдающийся ученый металловед, профессор Томского технологического института Н. В. Гутовский. В докладе «Железоделательная промышленность Сибири», прочитанном на собрании Общества сибирских инженеров в мае 1916 года, он подчеркнул, что перед русской промышленностью стоит задача «отражения нашествия на русский рынок иностранных фабрикантов», доказывал, что «исходные материалы — уголь и руда имеются в Кузнецком уезде в таком количестве, которое достаточно для осуществления в нем металлургического предприятия крупного масштаба».

По поручению Копикуза профессор Гутовский вел изыскания площадки для крупного металлургического завода. Летом 1915 года он побывал в Кузнецком уезде и первым выдвинул предложение строить новый завод в окрестностях Кузнецка, там, где он и был несколько позднее построен советскими людьми.

Гутовский не только выбрал строительную площадку для Кузнецкого металлургического завода, но и вместе с М. К. Курако руководил его проектированием. После изгнания из Сибири интервентов и колчаковцев, Н. В. Гутовский активно участвовал в разработке и осуществлении планов социалистической индустриализации Западной Сибири в качестве члена Сибирского крайисполкома, председателя научно-технической комиссии Сибирского крайисполкома и председателя научно-технической комиссии Сибирского крайплана. В 1926 году он был назначен заместителем управляющего специально созданного бюро по проектированию Кузнецкого металлургического комбината, а с 1930 года, вплоть до смерти в 1933 году, был директором Сибирского научно-исследовательского института металлов в Томске.

Результаты кропотливых исследований и проектных работ, проводившихся в Кузбассе геологами, горняками и металлургами, в большей части остались неиспользованными капиталистами, но они сослужили неоценимую услугу нашему народу после победоносной Октябрьской социалистической революции.

Обновлено: 22.11.2018 — 21:39

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018