Кемеровское городское и областное партийное руководство: характер взаимоотношений (вторая половина 40-х — середина 60-х гг.)

Коновалов А.Б. Кемеровское городское и областное партийное руководство: характер взаимоотношений (вторая половина 40-х — середина 60-х гг.) // Балибаловские чтения : материалы научно-практ. конф., посвящ. 80-летию городского статуса Кемерово, июнь 1998 г. / Кемер. гос. ун-т [и др.]. – Кемерово : Кузбассвузиздат, 1998. – С. 87-92.

Особое положение города Кемерова как областного центра крупного промышленного региона налагало повышенную ответственность за состояние дел на руководство Кемеровского горкома партии, вынуждало к более тщательному контролю за действиями местного, аппарата со стороны областного комитета КПСС. Сложность взаимоотношений руководства города и области проистекала из положений Устава ВКП(б): с одной стороны, принцип демократического централизма предполагал “безусловную обязательность решений высших органов для низших”, но с другой — партийные организации были “автономны в решении местных вопросов, поскольку эти решения не противоречат решениям партии” 1. Частая подмена функций горкома партии обкомом, неясность положения о “местных” вопросах порождали в среде руководства многочисленные конфликты.

Учитывая влияние на областную партийную организацию политических и организационных факторов развития КПСС, в сфере взаимоотношений Кемеровского городского и областного партийного руководства можно выделить 4 разнородных этапа: вторая половина 40-х годов; первая половина 50-х годов; вторая половина 50-х — начало 60-х годов; начало 60-х — середина 60-х годов.

На первом этапе практиковалось совмещение постов первого секретаря Кемеровского обкома и горкома ВКП(б): в 1943 — 1946 годах их занимал С. Б. Задионченко (1898 — 1972) и в 1946 — 1950 годах — Е. Ф. Колышев (1909 — 1952). Такая мера, вполне оправданная условиями военного времени, была абсолютно неэффективной в мирной жизни. Сосредоточение у одного лица полномочий руководителя города и области вело к дублированию функций горкома аппаратом обкома партии. Зачастую локальные проблемы решались не коллегиально, а единолично первым секретарем. Особенно большого размаха подобный стиль руководства достиг при Е. Ф. Колышеве. Недовольство Колышевым и аппаратом обкома ВКП(б) в полную силу проявилось на мартовском (1951 г.) пленуме обкома ВКП(б), когда он был освобожден от обязанностей первого секретаря обкома. Второй секретарь Кемеровского обкома ВКП(б) К. В. Ряшенцев так оценил стиль и методы руководства обкома: “…за 6 месяцев моего исполнения обязанностей первого секретаря горкома партии т. Колышев, да и никто из секретарей обкома не пригласил в обком и не побеседовал о том, как идут дела в горкоме, над чем работает горком партии, какие вопросы решает” 2. В. С. Шаповалов, второй секретарь Кемеровского обкома ВКП(б) , а в недавнем прошлом — первый секретарь Кемеровского горкома, раскрыл реальный механизм утверждения кадров на местах: “…многие члены бюро обкома партии, выезжая по поручению бюро обкома для проведения конференций, получали личные директивы т. Колышева об избрании тех или иных секретарей и также выступали на пленумах от лица мнения бюро обкома” 3.

На специфику управления г. Кемеровом влияло своеобразие политической обстановки в стране. Внешнее благополучие города порождало самоуспокоенность у секретарей Кемеровского горкома ВКП(б), которая, в свою очередь, немедленно пресекалась областным комитетом партии. Весьма характерен случай, произошедший с секретарем Кемеровского горкома ВКП(б) Е. Ф. Агафоненковым. Вышедшее в 1948 году постановление ЦК ВКП(б) “О партийно-политической работе на шахтах Кузбасса” не указывало на “извращения” в партийно-политической работе на шахтах Кемеровского рудника. Этот нюанс стал предметом острой полемики Е. Ф. Агафоненкова с руководством обкома: если нет указаний ЦК на недостатки в работе Кемеровского горкома, то нет и смысла исправлять несуществующие ошибки. Однако вердикт обкома был жестким: “…бюро обкома ВКП(б) признает, что т. Агафоненков допустил серьезную политическую ошибку и осуждает его поведение как наносящее вред делу мобилизации городской партийной организации на быстрейшее выполнение постановления ЦК ВКП(б)” 4.

Разделение в марте 1950 года постов первого секретаря Кемеровского обкома и горкома ВКП(б) знаменовало собой начало нового этапа во взаимоотношениях руководства города и области. Избранный первым секретарем горкома второй секретарь В. С. Шаповалов за короткий срок смог установить деловой контакт с бюро обкома партии и в октябре 1950 года был избран вторым секретарем Кемеровского обкома BКП(б) 5. Тем не менее на втором этапе политическая ситуация в партии и стране не благоприятствовала улучшению взаимоотношений областных и городских структур. Частая необоснованная сменяемость секретарского корпуса порождала нестабильность работы аппарата Кемеровского горкома ВКП(б). Так, за период с октября 1950 по декабрь 1955 года сменилось 5 первых секретарей Кемеровского горкома партии: К. В. Ряшенцев (исполняющий обязанности с октября 1950 по апрель 1951 года; П. А. Подругин (12.04.1951 — 1.11.1951); В. Г. Лоскутов (10.11.1951 — 7.12.1954); П. И. Глушков (7.12.1954 — 16.12.1955); В. И. Карпов (с декабря 1955 г.)

Зависимость судьбы руководителя города от расположенности к нему бюро обкома и его первого секретаря прослеживается на примере биографий В. Г. Лоскутова и П. И. Глушкова. Стабильность в работе Лоскутова на протяжении 3 лет первым секретарем Кемеровского горкома позволила занять ему пост заведующего промышленно-транспортным отделом Кемеровского обкома КПСС. Напротив, недовольство работой П. И. Глушкова со стороны первого секретаря обкома М. И. Гусева привело к быстрому устранению первого из аппарата Кемеровского горкома ВКП(б).

Павел Иванович Глушков (1905 — 1963) по своей биографии принадлежал к поколению руководителей, чей опыт сформировался во второй половине 40-х годов. Окончив в 1935 году Томский индустриальный институт и получив специальность инженера-механика, работал на предприятиях Кузбасса в различных инженерно-технических должностях. С октября 1946 по сентябрь 1950 года возглавлял Беловскую городскую партийную организацию, затем был выдвинут на работу в аппарат Кемеровского обкома ВКП(б). Будучи в должности заведующего отделом машиностроения обкома КПСС, был рекомендован для избрания вторым секретарем Кемеровского горкома партии. В декабре 1954 года он возглавил Кемеровский горком. Однако предшествующего опыта партийной работы Глушкову оказалось недостаточно, чтобы руководить областным центром. Уже в декабре 1955 года по личной инициативе М. И. Гусева и с подачи бюро обкома Глушков на XX Кемеровской городской партийной конференции не был избран первым секретарем горкома. Как видно из справки в ЦК КПСС, подготовленной секретарем Кемеровского обкома Е.3. Разумовым, Глушков “глубоко не вникал в работу промышленных предприятий, райкомов партии и первичных партийных организаций. <...> Т. Глушков ограничивался кратковременными гастролерскими поездками по организациям, не проявлял достаточной требовательности к работникам и не давал правильной оценки фактам зажима критики” 6. Но все-таки наибольшее недовольство Глушковым со стороны обкома выразилось в его смирении “с запущенностью партийно-политической работы на ряде промышленных предприятий города, особенно на стройках треста № 96, что привело к фактам массового невыхода на работу рабочих бывших строительных батальонов” 7. Серьезные недостатки Глушкова на работе в Кемеровском горкоме партии не смогли тем не менее помешать ему возглавить областное управление топливной промышленности. Стратегическая значимость поста первого секретаря Кемеровского горкома партии в подобных случаях гарантировала его владельцу руководящую работу в областных структурах управления.

Одновременная смена руководства города и области в декабре 1955 года знаменует собой начало нового этапа взаимоотношений. Приход к руководству Кемеровским горкомом КПСС В. И. Карпова, направленного на укрепление “отстающего участка работы” с поста секретаря обкома КПСС, сопровождался ростом политического самосознания партийных низов. В партийных организациях города растет открытое недовольство политикой обкома, механизмом подбора и расстановки кадров. Широкий резонанс получил случай неизбрания первого секретаря Рудничного райкома КПСС г. Кемерово Н. М. Компанийца, рекомендованного пленуму райкома бюро обкома КПСС. Н. М. Компаниец, по своему опыту работы представлял тип узкого слециалиста-управленца, большой срок отработал в промышленных отделах обкома партии. Перемещение Компанийца в Рудничный райком КПСС г. Кемерова с поста заместителя заведующего отделом угольной промышленности было негативно встречено членами райкома партии, которые при переизбрании на пленуме бюро райкома отказали ему в доверии. Вполне обычная ситуация, когда члены пленума могли забаллотировать кандидатуру первого секретаря, здесь приобретала особый оттенок: налицо факт неизбрания бывшего высокопоставленного работника обкома партии. По воспоминаниям самого Н. М. Компанийца, “для обкома это было неожиданностью. Они не предполагали, что так могло произойти” 8.

Серьезную обеспокоенность у обкома КПСС вызывала обстановка на Кемеровской ГРЭС, где, по мнению зам. зав. отделом партийных органов обкома И. Ф. Копылова, царила “нездоровая обстановка”. “16 января 1957 года на партийном собрании ГРЭС по обсуждению письма ЦК КПСС начальник цеха коммунист Кириченко вновь поднял вопрос о зарплате секретарей обкома КПСС, “дачах” и др. На партсобрании из зала был выкрик, что “секретарям обкома КПСС некогда бывать на электростанции, они отсиживаются на дачах” 9. Разумеется, подобная информация вызывала обеспокоенность у бюро обкома и серьезные нарекания в адрес Кемеровского горкома по поводу запущенности партийно-политической работы в городе.

Серьезные разногласия между обкомом и горкомом произошли в ноябре 1960 года, когда новый первый секретарь обкома Л. И. Лубенников обратился с инициативой в ЦК КПСС о переименовании г. Кемерова в Кузбасск. Принятие данного решения без учета мнения широкого партийно-хозяйственного актива города свидетельствует о незначительности демократизации внутрипартийной жизни на данном этапе.

Наконец, четвертый этап во взаимоотношениях властей города и области наступает в декабре 1962 года, когда областная партийная организация была разделена по производственному принципу. Сосредоточение в городе Кемерове сразу двух областных комитетов партии, перемещение многих городских работников в их аппарат благотворно сказалось на самостоятельности Кемеровского горкома КПСС. Ослабление позиции обкома при решении вопросов хозяйственного развития города продолжается до воссоединения областной парторганизации в ноябре 1964 года.

Таким образом, выделенные этапы с их спецификой подтверждают тезис о корпоративности партийных структур, их олигархическом характере. Несмотря на определенную демократизацию внутрипартийной жизни во второй половине 50-х годов, взаимоотношения Кемеровского областного и городского партийного руководства продолжали носить характер строгого соподчинения. Подбор и расстановка кадров в городской партийной организации были обусловлены субъективными факторами, зависели от личной позиции первого секретаря и членов бюро обкома КПСС. Тем не менее значительное “перетекание” руководящих кадров города в аппарат Кемеровского обкома КПСС, разделение обкома по производственному принципу на сельский и промышленный привели к усилению позиций городской партноменклатуры при выработке и принятии решений обкомом партии.

Notes:

  1. Устав ВКП(б), принятый XVIII съездом ВКЛ(б), гл, III. ц. 18, 20. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. II. Изд. 7-е. М.: Госполитиздат, 1953. С. 927.
  2. ГАКО, ф.п-75, оп. 7, д. 14, л. 94.
  3. Там же, л. 94.
  4. Там же, оп. 2, д. 246, л. 141.
  5. Там же, оп. 2, д. 393, л. 248.
  6. Там же, оп. 17, д. 232, л. 38.
  7. Там же.
  8. Личная коллекция документов А. Б. Коновалова. Стенограмма беседы с Н.М. Компаяийцем от 17.01.98 г.
  9. ГАКО, ф.п-75, оп. 8, д. 112, л. 79.
Обновлено: 22.10.2018 — 19:52

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика