Культура Кузбасса в 60—80-х годах

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

До крестьянской реформы немногие имевшиеся на территории Кузбасса школы находились в ведении кабинета. После отмены крепостного права горнозаводские школы стали закрываться. К 1889 году их в Кузнецком округе осталось всего две — в Гурьевске и Салаире и учились в них всего полтораста детей. В 1888—1889 учебном году Гурьевскую школу кончили четыре мальчика, а Салаирскую — пять. Кое-где зажиточные крестьяне нанимали для детей частных учителей, которым платили от 50 копеек до рубля в месяц за ученика. Кроме того, каждый из родителей по неделе кормил учителя. В 80-х годах так учили детей наиболее зажиточных крестьян в Лучшевой, Сафоновой, Смышляевой, Подчаще, Березовой, Кокуе и других деревнях Кузнецкого округа. В 60—70-х годах тяга крестьян к обучению своих детей заметно возросла. Одно за другим крестьянские общества выносят приговоры о постройке в деревнях и селах школ, выделяют средства на их содержание. В 1867 году крестьяне села Атаманово Кузнецкой волости постановили собирать ежегодно на школу по 50 копеек с взрослого работника. Дом под школу был построен в селе Локти Уксунайской волости. Здесь собирали по 20 копеек с работника. В 1869 году открылась школа в селе Яминском этой же волости, которая содержалась на 25-копеечный сбор с души. Всего к 1889 году в Кузнецком округе было уже 11 сельских школ, в каждой из которых обучалось от 25 др 65 ребят, преимущественно мальчиков. Однако кончали школу немногие. В 1887 году, например, 11 сельских школ окончили всего 25 мальчиков и 5 девочек.

Правительство Александра III передало начальную школу под опеку духовенства. В 1884 году церковно-приходские школы были официально переданы синоду, увеличились и средства на их содержание. К 1888 году в Кузнецком округе открылись 23 церковно-приходские школы. В большинстве из них обучалось всего по нескольку человек, занятия велись малограмотными служителями церкви.

В Горной Шории школы открывались Алтайской духовной миссией, которая использовала обучение для воспитания шорских детей в духе преданности самодержавию и православию. В 1858 году такая миссионерская школа была открыта в Кузедеево, в 1879 — в Усть-Анзасе. В 1885 г. приняла детей Матурская, в 1886 — Кон- домская, миссионерские школы. В каждой из таких школ училось не более трех десятков ребят.

Кузнецкий и Мариинский округи того времени не имели ни средних учебных заведений, ни библиотек. В 1889 году на весь Кузнецкий округ выписывалось 305 газет и журналов. Причем, был характерен спрос на либерально-народнические газеты и журналы, что говорит о наличии здесь людей, оппозиционно настроенных к царскому режиму. Флеровский упоминает о небольшом кружке интеллигенции, объединявшемся вокруг учителя уездного училища в Кузнецке.

Н. И. Наумов в очерке «Горная идиллия» сообщает о писаре Еремине, с увлечением читавшем статьи Белинского и Чернышевского; за выступления в защиту шорцев он был уволен со службы.

В 80-х годах существовали кружки местной интеллигенции в Салаире. Члены кружков сообща выписывали журналы и газеты, устраивали библиотечки.

В 60-х годах в Кузбассе в разное время жили и работали два известных русских демократа В. В. Берви-Флеровский и Н. И. Наумов. С 1886 по 1870 год в Кузнецком округе жил в ссылке литератор Блюммер.

Василий Васильевич Берви (Флеровский) был выслан в Кузнецк в январе 1864 года и жил здесь почти полтора года до пере- вода в Томск, а затем в Вологду, где и закончил книгу «Положение рабочего класса в России». В ней он наряду с другими вопросами осветил противоречие между богатейшей природой и нищенским существованием населения Кузнецкого округа, охарактеризовал хозяйство и быт кузнечан, бесправие немногочисленных рабочих, пустоту и тупоумие местных чиновников. В 1869 году под псевдонимом Н. Флеровский-Берви издает книгу в Петербурге. Написанная на большом фактическом материале, проникнутая горячим сочувствием к рабочему люду России, эта книга оказала большое влияние на русских революционеров-разночинцев и получила высокую оценку К. Маркса.

Несколько позднее в Кузбассе находился в ссылке революционный демократ Леонид Петрович Блюммер. Работая на золотых
приисках Кузнецкой тайги, он хорошо изучил быт приискателей, нравы местных промышленников и чиновников. Вернувшись из ссылки, Блюммер в 1871 году опубликовал в журнале «Заря» роман «Около золота» — первое в России произведение о жизни сибирских золотоприискателей.

В 60—80-х годах в Кузнецком и Мариинском округах жил и работал писатель Н. И. Наумов. Рассказы и очерки талантливого писателя доносят до нас дыхание прошлого, мастерски показывают звериный облик кулака-мироеда, которого Наумов считал инородным телом в крестьянской общине. В этих тенденциях Наумова сказывались народническая идеализация общины и непонимание закономерностей развития капитализма в пореформенной деревне.

Наумов тщательно изучал и описывал попытки выступлений бедняцко-середняцкого крестьянства против кулаков и царских чиновников. Творчество Н. И. Наумова имело большое общественное значение, его произведения приобрели всероссийскую известность.

Бывал в Кузбассе и друг Н. И. Наумова, известный публицист Н. М. Ядринцев. Его отчет о поездке в 1878 году по Горному Алтаю и Кузнецкому округу был опубликован в Записках Западно-Сибирского отдела Российского Географического общества. В книге «Сибирь как колония» Ядринцев характеризует историю заселения Кузбасса русскими и взаимоотношения их с коренным местным населением, описывает физический тип, хозяйство и культуру русского населения и «кузнецких татар» — шорцев и телеутов.

В Мариинском округе был видный ученый географ и путешественник Г. Н. Потанин. Он опубликовал в № 6 журнала «Русское слово» за 1861 год статью «О рабочем классе в Ближней тайге». Позднее, в многотомнике «Живописная Россия» в статьях «Завоевание и колонизация Сибири» и «Ближняя тайга», Потанин дает сведения по истории Кузбасса и развитии здесь золотопромышленности.

Потанин, Ядринцев, Наумов были сибирскими областниками. Раннее сибирское областничество складывалось под воздействием идеологии русских революционных демократов и было своеобразной формой проявления революционного народничества 60—70-х годов в Сибири. Его нельзя отождествлять с либерально-эсеровским областничеством 1900-х годов и контрреволюционным эсеровским областничеством 1917—1919 годов, как нельзя отождествлять революционных народников 60—70-х годов с позднейшими либеральными народниками и эсерами. Теоретические основы раннего областничества не выдерживают критики с точки зрения марксизма-ленинизма. Сибирское областничество было одной из разновидностей утопического ненаучного социализма, но вместе с тем оно отражало революционный демократизм крестьянства, боровшегося против пережитков крепостничества в пореформенной Сибири. В этом заключалось его положительное общественное значение.

В 60—80-х годах Кузбасс посетили ряд ученых и путешественников. Проводя этнографические и лингвистические исследования Алтая, был в Кузбассе известный ученый В. В. Радлов. В 1881—1883 годах две экспедиции ученого А. В. Адрианова занимались этнографическими и геологическими изысканиями в Кузнецком округе. В экспедиции Адрианова участвовал и ссыльный землеволец Д. А. Клеменц, ставший позже крупным ученым-этнографом и геологом.

С начала 60-х годов сократились кабинетские разведки золотоносных площадей. Но одновременно с этим расширились поиски каменноугольных и железорудных месторождений. Геологические исследования вели Нестеровский, Адрианов, Клеменц, Богданов, Брусницын. Их работы публиковались в Известиях Российского Географического общества, записках Петербургского Минералогического общества и других изданиях.

В 1889 году совершает первую поездку по Кузбассу хранитель минералогического кабинета Томского университета А. Н. Державин. Он изучал строение берегов Томи и местность по тракту Томск — Барнаул — Кузнецк.

Горные инженеры, связанные по работе с Кузбассом: Пранг 2-й, Ярославцев, Носов 1-й, Маляревский, Иосса уделяют много внимания изучению экономики и техники горного дела.

Среди активных исследователей Кузбасса появляется все больше имен местных интеллигентов-разночинцев — служащих золотопромышленных компаний, учителей, чиновников, политических ссыльных. Под влиянием Флеровского, Наумова, Блюммера, Клеменца и других политических ссыльных, культура Кузбасса начинает все более окрашиваться в демократические тона. Ленинская «Искра» отмечала: «Всем решительно в Сибири… известно, что добрая половина (если не больше) научного материала о Сибири собрана именно поднадзорными. Оторванные от любимого, живого и дорогого им дела борьбы за счастье своей родины, эти «поднадзорные» свою жажду деятельности перенесли на окружающий их мир неисследованных областей, в которые их забросил господствующий у нас произвол. Достаточно указать на ценные научные труды Ядринцева, Потанина, Клеменца, Богораза, Пекарского и других известных и безвестных тружеников. А ведь это все были «поднадзорные».

В Кузбассе, как и во всей Сибири, не было почвы для развития реакционной дворянской культуры. Была власть дворянского государства, но не было местного дворянства, как не было и помещичьего землевладения. Хотя в присутственных местах высшие должности и занимали дворяне, но это были, как двусмысленно выражались сибиряки, «навозные» люди, приехавшие в Сибирь за чинами, постоянна мечтавшие о возвращении в Европейскую Россию, свысока относящиеся к Сибири и сибирякам. Мало заботилось о развитии культуры в Сибири и полуграмотное местное купечество. Не эти люди, далекие от народа и враждебные ему, определяли культурное развитие Сибири.

Обновлено: 18.11.2018 — 21:46

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018