Отражение набегов джунгарских и киргизских феодалов

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

Отряды феодалов-кочевников в XVII и в начале XVIII века неоднократно нападали на Кузнецк, на русские деревни и села по Томи, на поселения шорцев и телеутов. Русских грабили, убивали, уводили в плен, а кузнецких татар, кроме того, принуждали к уплате албана.

Так… «во 130 м (1622 г.) июля в 8-й день пришли де в Кузнецкую землю киргизские люди войной и повоевали Абинскую волость»… В 1624 году на кузнецких людей напали «колмацкие люди» — джунгары или их вассалы «и тем ясачным людям от колмацких людей и стеснёние великое и обиды их женам и детям, мучат и в полон емлют, а иных секут».

Через десять лет, в 1634 году, из Кузнецка снова сообщали, что «киргизские люди Талай с товарищи в государевых ясачных волостям на Мрасе живут без престани и у ясачных же мраских людей, емлют всякой живот сильно, а у иного ясачного человека жену и дочь отымет». Киргизский князь Иренак Ишеев в течение двух десятков лет разорял русские ясачные селения в Кузнецком, Томском, Красноярском и других уездах. Его отряды нападали врасплох на людей, занятых уборкой хлеба или ловлей рыбы, убивали их и уводили в плен, угоняли лошадей и коров, жгли хлеба и сено. Кузнецкий воевода Г. Кушелев писал в Москву, что 17 сентябре 1635 года «приходили под Кузнецкий острог войною наши изменники киргизские люди Ишейко с товарищи со многими людьми, и у служилых людей конское и коровье стадо отогнали и на дальних пашнях у служилых людей и у пашенных крестьян хлебы и гумна и на сенокосе сена пожгли, а у пашенных крестьян наши лошади отогнали ж, да убили де те воинские люди на нашей пашне нашего пашенного крестьянина Архипку Павлова, да у пашенного крестьянина у Артемья Павлова сына Лаврушку, да на рыбной ловли дву человек служилых людей конново казака Кирилка Тимофеева, пешево казака Вешнячка Авдеева да гулящего человека Ваську Двинянина».

Не случайно, поэтому, русские деревни того времени жались поближе к Кузнецку. Гарнизон самого острога состоял всего из нескольких десятков служивых людей. Крестьянам, жившим в округе не раз приходилось браться за оружие и оборонять город. Об этом писали кузнецкие крестьяне в своей челобитной 1703 года: «а в приход воинских людей служили мы… службы зимние и летние и на караулах около города по башням с детишками своими и на выласки ходим и бьемся, не щадя голов своих».

Для охраны русских поселений и обеспечения связи между Кузнецком и Томском в 1657 году на Томи были поставлены остроги Мунгатский, Верхотомский и Сосновский, на месте которых сейчас расположены одноименные села. По данным археологической разведки, Сосновский острог имел форму правильного прямоугольника и был обнесен земляным валом и рвом.

Еще в начале XVIII столетия зависевшие от джунгарского контайши алтайские зайсаны и киргизские князцы продолжали собирать албан с местного нерусского населения и совершали опустошительные набеги, разоряя улусы и деревни Кузнецкого уезда. В 1700 году отряд киргизского князца Тангустая подошел к Кузнецку, разграбил и сжег Рождественский монастырь, сжег 20 дворов в близлежащих русских деревнях, разорил до основания улусы «выезжих ясачных белых калмыков» (телеутов, принявших русское подданство), увел с собой 97 телеутов, 832 лошади, до полутора тысяч голов крупного рогатого скота и овец. В сентябре этого же года отряд киргизского князца Корчинко Еренякова сжег шесть дворов и убил семь крестьян в д. Верхотомской. Несколько сот служилых людей, высланных из Томска, завязали бой с киргизами и вынудили их к бегству.

Князец Бадай в 1709 году не раз нападал на южные волости Кузнецкого уезда. Его люди сожгли деревни Калачеву, Бунгурскую и Шерапскую, увели в плен крестьян, захваченных в поле во время жаТвы, сожгли хлеба и сено, убили четырех и ранили семь кузцецких служилых людей. Зайсан Духар с четырьмя тысячами черных и белых калмыков в 1710 году напал на деревни Митину, Бедареву и другие. Были сожжены 94 двора и хлеба, угнано 266 лошадей, сотни голов крупного рогатого скота и овец. Много людей было убито и взято в плен. В 1757 году кузнецкий разночинец Никифор Брагин узнал среди холопов, приехавшего в Бийск зайсана Бурута, своего брата, который сорок семь лет назад был мальчишкой взят в плен и теперь назывался Аширом. Здесь же под именем Даулат оказалась и племяница Брагина. Поскольку Бурут не имел письменного «вида» на право владения этими холопами, по решению офицеров Бийской крепости Ашир и Даулат были отданы Брагину.

Предания о подвигах местных жителей при отражении неприятельских набегов долго сохранялись среди кузнечан. И. С. Конюхов сообщает в своей летописи Кузнецка, что при нападении «татар» на село Ильинское дьяк, «он же чтец и певец» бился с татарским князьком, убил его из-за угла «стегом», снял с убитого кольчугу, а самого бросил в реку.

Старик — крестьянин Иван Серебрянников из д. Ашмариной рассказывал Конюхову, что его прадед «будучи одет в кольчугу, нападал на калмыков, поражал их. Они старались его убить или поймать, для сего притягивали арканы, чтобы поймать его с лошадью, но не могли. Напоследок он заперся в башне. Калмыки выслали пленного русского Андрея, знакомого Серебрянникову, с зажженным пуком лучины, поджечь башню. Для защиты Андрею дали, нести перед собой доску в виде щита. Подходя к башне, Андрей закричал Серебрянникову: «Не сердись на меня, я неволею послан тебя сжечь». На то ему Серебрянников отвечал: «И ты, Андрей, не сердись на меня. Но какой ты ныне, покажись мне, хотя бы я рад на тебя взглянул». Андрей выглянул из-за доски и Серебрянников, его застрелил. Так и отсиделся в башне и калмыки отступили».

Для предотвращения набегов на пограничные районы Южной Сибири царское правительство в начале XVIII века стало строить, крепости по Иртышу, в верхнем течении Оби. От Иртыша до Енисея протянулась укрепленная линия. Часть ее к западу от Бийска называлась Бийской или Колыванской. Другая часть к востоку oт Бийска — Кузнецкой. Гарнизоны укреплений пограничной линии были немногочисленны. Так, в 1744 году в гарнизоне д. Кузедеево числился 31 человек, в Кузнецке — 160 человек и семь пушек. Значительная часть кузнецких татар к началу XVIII столетия находилась на положении двоеданцев: платила ясак царскому правительству и албан джунгарским и киргизским феодалам.

Обновлено: 13.11.2018 — 22:18

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018