Приписные крестьяне «кемеровских деревень» в XVIII-XIX вв.

Макарчук С.В. Приписные крестьяне «кемеровских деревень» в XVIII-XIX вв. // Балибаловские чтения. Кемерово : Кузбассвузиздат, 2011. – С. 21-25.

XVIII век в истории России — это время модернизации. Колонизационные процессы в отношении присоединённых сибирских земель стали характеризоваться как инициативными, так и государственными усилиями по аграрному и промышленному освоению края. Окончательно формируется Томско-Кузнецкий земледельческий район, куда входят и «кемеровские деревни» — сельскохозяйственные поселения, находящиеся в черте и ближайших пределах современного города. Первоначально они относились к Верхотомскому дистрикту Томского уезда.

Первыми из «кемеровских деревень» появились к началу XVIII в. заимки Макарова и Щеглова. Г.-Ф. Миллер в «Историко-географическом описании Томского уезда» (1734 г.) перечислил в ведомстве Верхотомского острога 35 деревень, в т. ч. Мозжухину, Кемерову, Щеглову, Плешкову, Промышленную 1. Одной из последних, между пятой и шестой ревизскими переписями (1795-1811 гг.), возникла деревня Ягуново, которая быстро стала одной из крупнейших в стане Верхотомского острога с численностью населения 97 душ мужского пола. Больше была только деревня Усть- Искитимская (Щеглово) — 121 д.м.п. и сам Верхотомский острог, где проживало 119 д.м.п. 2 Одной из самых маленьких являлась деревня Кемерово, где к началу XIX в. проживало 37 жителей обоего пола, на которых приходилось 47 лошадей, 36 голов крупного рогатого скота (КРС) и 48 овец 3.

Модернизация аграрной сферы выразилась в совершенствовании системы земледелия и скотоводства, расширении площади посевов и видов сельскохозяйственной продукции, увеличении урожайности. Ведущее место перед началом кампании приписки на кемеровской пашне заняла озимая рожь. К середине XVIII в. относится развитие льноводства и картофелеводства. Урожайность зерна достигала 40-50 пудов с десятин 4.

В первой половине XVIII в. произошли значительные изменения в социальном статусе местного крестьянства. Ещё в начале века они принадлежали к категории «пашенных крестьян». Обрабатывая одну десятину «государева поля», пашенный крестьянин имел право для собственных нужд обработать четыре десятины. Однако введение Петром I подушной повинности превратило всех пашенных крестьян в «государственных». Подушную подать должно было платить всё мужское население государственных деревень, выявленное во время «ревизий» (переписей). Возможность заплатить этот денежный подушный оброк за государственного крестьянина другим юридическим лицом и стала законодательной основой феномена «приписных» крестьян.

Уже в начале XVIII в. в южной части Кузнецкого уезда — на Алтае группой рудознатца С. Костылева были обнаружены месторождения металлических руд, а в 1726 г. владелец Уральских заводов Акинфий Демидов получил от властей разрешение на добычу медной руды и строительство железоделательных заводов в Кузнецком и Томском уездах. Вскоре вошли в состав действующих первые заводы — Колывано-Воскресенский и Барнаульский, а в 1742 г. Демидов добился права заплатить государству подушный налог за часть крестьян Кузнецкого и Томского уездов, приписав их к своим заводам и обязав работать на них. Однако крестьяне «кемеровских деревень» в этот первый призыв «приписных» не попали. Они оказались «приписанными» после передачи демидовских заводов в собственность императорского Кабинета. В 1759 г. вышел сенатский указ о приписке к кабинетским заводам всех государственных крестьян Кузнецкого и Томского уездов.

Во второй половине XVIII в. приписные крестьяне «кемеровских деревень» получили возможность отрабатывать подушную повинность, не выезжая на Алтай. В 1771 г. было построено первое на территории Кузбасса промышленное предприятие — Томский железоделательный завод (ныне с. Томское Прокопьевского района), а вслед за этим открыты Салаирские рудники, Гавриловский и Гурьевский заводы. В это время годовой подушный оклад составлял 1 рубль 70 копеек. Приписные крестьяне согласно манифесту 21 мая 1779 г. получали на заводах за свой труд зимой 8 копеек в день, а летом — 10 копеек. Тем, кто возил грузы на своих лошадях, плата повышалась примерно в 2 раза. Таким образом, пеший работник мог отработать подушную подать зимой за 21 день, летом — за 17, а конный соответственно за 14 и 9 дней 5.

Очевидно, что для быстрейшей отработки повинности крестьянские дворы должны были иметь значительное количество лошадей. Между тем, по данным 1754 г., в ведомстве Верхотомского острога 377 дворов были вовсе безлошадными, что составляло 3,98 % крестьянских семей ведомства. Одна-две лошади имели 22,28 % хозяйств; 3-5 лошадей — 34,22 %; 6-10 лошадей — 28,64 %. Многолошадными, имеющими от 11 до 20 лошадей и более, были 10,88 % крестьянских хозяйств 6. По подсчётам Ю. С. Булыгина, в среднем на одно хозяйство, приписанное к заводам в ведомстве Верхотомского острога, приходилось 2,83 лошади. В этом отношении «кемеровские деревни» отставали от других районов Кузбасса: в ведомстве Сосновского острога в среднем на приписное хозяйство приходилось 3,63 лошади, а г. Кузнецк с прилегающими деревнями имел на хозяйство 5,01 лошади 7.

Таким образом, не более 20-25 % кемеровских крестьян имели возможность прибыть на работу со своим конём. Кроме того, многие крестьяне не хотели «гробить» коня на тяжелейших горно-рудных работах.

В целом положение приписных крестьян «кемеровских деревень» оставалось достаточно тяжёлым. В ведомстве Верхотомского острога в 1759 г. 23,17 % крестьян не имели пашни. В среднем на одну пахотную семью приходилось 3,78 десятины земли. Урожайность зерна была одной из самых низких даже среди кузбасских волостей и составляла всего «сам — 2,79» (для сравнения: в Касминской волости — «сам — 5,44») 8.

Приписные крестьяне не могли покидать территорию приписки. Если приписной крестьянин покидал пределы района, находившегося в ведении Колывано-Воскресенских заводов, он считался беглым 9. Это негативно сказалось на росте населения региона. Однако внутри зоны приписки крестьяне перемешались и часто переезжали в более благоприятные районы. Высоким был и естественный прирост населения. Значительно выросла деревня Кемерово. Согласно документу «Ревизские сказки 7-й народной переписи на крестьян Кузнецкого уезда Томской губернии, приписанных к Колыванским заводам, представленные в канцелярию Колывано- Воскресенского горного начальства. 1816 год», здесь проживали уже 75 человек обоего пола: из них 40 мужчин и 35 женщин 10.

По последней перед отменой приписки ревизской переписи 1859 г. в деревне Кемерово насчитывалось уже 19 дворов со 151 жителем. В это же время деревня Усть-Искитимская (Щеглово) получает статус села, в котором проживает 273 жителя и имеется 39 дворов. Растут и новые «кемеровские деревни». Красный Яр при 16 дворах насчитывает 101 жителя 11.

С 1762 г. рекрутов из числа приписных крестьян стали отправлять не в армию, а для работы на заводах. Это коснулось всех новобранцев «кемеровских деревень». Они превращались в мастеровых, всю жизнь вынужденных работать на заводах или рудниках, и только с 1849 г. получили возможность увольняться в отставку мастеровые, прослужившие 35 лет. На предприятиях Кабинета был введён полувоенный строй. Мастеровые зачислялись в военные команды под начальством горных инженеров. Вводился воинский устав, за нарушение которого мастеровые предавались военному суду 12.

Приписка изменила и административную принадлежность «кемеровских деревень», которые со своего возникновения относились к Тобольской провинции Сибирской губернии, а затем к самостоятельной Тобольской губернии, в пределах которой и находились кабинетские земли, в т. ч. кузнецкие. В 1779-1783 гт. происходит формирование Колыванской губернии. Вновь созданная Верхотомская слобода из Томского уезда была передана в Кузнецкий уезд Колыванской губернии. В неё вошли деревни: Берёзова, Глубокая, Евсеева, Ишанова, Усть-Искитимская, Кедровка, Кемерова, Красный Яр, Кур-Искитим, Мозжухина, Подъякова, Сухова и другие.

В 1796 г. Колыванская губерния была упразднена, а вместо слободского деления введено волостное. С 1804 г. Верхотомская волость входила в состав Кузнецкого уезда вновь образованной Томской губернии 13.

Освобождение крестьян от принудительного труда и прикрепления к месту жительства произошло лишь с отменой крепостного права в России в 1861 году. А сам феномен приписного крестьянства явил собой характерный для России пример индустриальной модернизации, основанной на личной несвободе и принудительном труде.

Notes:

  1. Усков И. Ю. Формирование крестьянского населения Среднего Притомья в XVII — первой половине XIX в. Кемерово, 2005. С. 39.
  2. Ягунов Ф. М. Одна строка из старинной переписи // Балибаловские чтения. Кемерово, 2008. Вып. 5. С. 16.
  3. Макарчук С. В. Деревня Кемерово в XVIII в. // Балибаловские чтения. Кемерово, 2001. Вып. 2. С. 35.
  4. Летопись села Кузбасса. Кемерово, 2000. С. 25.
  5. Коцюба Д. В. История Кузбасса. Кемерово, 1975. С. 17.
  6. Подсчитано по: Булыгин Ю. С. Приписная деревня Алтая в XVIII веке: в 2 ч. Ч. 2. Барнаул, 1997. С. 59.
  7. Булыгин Ю. С. Указ. соч. С.50.
  8. Там же. С. 10, 12, 32.
  9. Громыко М. М. Западная Сибирь в XVIII в. Новосибирск, 1965. С. 69.
  10. Волчек В. А. Перспективы деревни Кемеровой: как они виделись в 1816 году // Балибаловские чтения. Кемерово, 2008. Вып. 5. С. 19.
  11. Макарчук С. В. Деревня Усть-Искитимская (Щеглово) в XVII — начале XX вв. // Балибаловские чтения. Кемерово, 2003. Вып. 3. С. 15.
  12. История Кузбасса / под ред. Н. П. Шуранова. Кемерово, 2004. С. 86, 88.
  13. Емельянов Н. Ф. Население Среднего Приобья в феодальную эпоху. Томск, 1980. С. 203; Усков И. Ю. Формирование крестьянского населения Верхотомской волости в конце XVII — середине XIX вв. И Балибаловские чтения. Кемерово, 1998. Вып. 1. С. 9.
Обновлено: 11.02.2020 — 21:18

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика