У юргинских мебельщиков

К содержанию книги «Юрга»

Историческая справка, раскрывающая поэтапно борьбу коллектива Юргинской мебельной фабрики за улучшение качества продукции, свидетельствует о том, что это предприятие родилось в 1957 году на базе деревообрабатывающего цеха Управления лесного хозяйства Кемеровской области. Однако биография фабрики начинается несколько раньше.

В 1953 году Юргинский машиностроительный завод наряду с основной продукцией организовал производство фанерованной мебели — обеденных столов, тумбочек под радиоприемники и телевизоры, комодов, книжных и платяных шкафов, стульев. Причем спрос за эту продукцию был очень и очень жесткий. Если завод не справлялся с заданием, то он уже не мог претендовать на присуждение классного места в социалистическом соревновании, даже если имел самые высокие показатели по выполнению плана основного производства.

Изготовлением мебели приходилось заниматься рабочим цехов № 60 и 28, а также строительной группе жилищно-коммунального отдела завода.

Размещались кто где смог. Стройгруппа ЖКО, например, приспособила для этих целей полуразвалившийся коровник. И только к концу 1954 года производство мебели было сосредоточено в цехе № 65, размещенном в здании бывшего заводского гаража. Начальником цеха был назначен Дмитрий Иванович Кожин, ставший впоследствии и первым директором фабрики.

Ни о какой механизации в то время столярам не приходилось и мечтать. Ножовка, ленточная пила, рубанок, фуганок, рейсмус — вот все, чем они тогда располагали.

Немногим улучшилась механизация производственных процессов и после того, как цех был преобразован в самостоятельное предприятие — мебельную фабрику. 

Расскажи теперешним молодым рабочим фабрики, что каких-то 15 лет назад щиты для столов и тумбочек приходилось разрезать с помощью ленточной пилы, а потом доводить кромки «до кондиции» обычным фуганком, — говорит бывший бригадир станочников, а ныне старший мастер цеха №1 В.И. Мельников, — ни за что не поверят.

Не примут они всерьез и то, что в первые годы на фабрике фанеровали щиты с помощью примитивных ручных прессов с винтовыми струпцинами, а то и применяя и еще более древний способ — деревянные клинья.

Многие из них понаслышке знают о том, что еще 10—12 лет назад покрытие лаком производилось вручную, с помощью малярных кистей и тампонов. А впрочем, и ни к чему им знать эту седую старину, — прерывает свой рассказ Владимир Игнатьевич. — Не те времена. Не той стала фабрика».

Масштабы, оборудование, да и сама технология навсегда вытеснили из цехов дедовские клинья, ленточные пилы. Сегодня на их место пришли гидравлические прессы, обрезные подачей заготовок, полуавтоматические станки, конвейерные линии.

К чести юргинских мебельщиков надо сказать, что они не сидят, не ждут, когда им, как говорится, поднесут «на блюдечке» новое оборудование. Многое из того, что внедрено в цехах, сделано фабричными умельцами-рационализаторами.

Золотыми руками шаблонщика Н. Т. Кузовова, слесаря М. Ф. Каменева, столяра Н. Ф. Пуртова, токаря А. И. Жидова и многих других изготовлены и внедрены в производство кромкополировальный станок, конвейер по отделке ножек, полуавтоматический станок для выточки ножек Для кроватей, полуавтомат для торцовки и сверления ножек обеденного стола.

Детищем фабричных умельцев является и многошпиндельныи станок для сверления отверстий в щитовых деталях. Если раньше каждое отверстие сверлилось отдельно по разметке или шаблону, то сейчас одновременно, нажатием педали, с завидной точностью в какие-то секунды просверливаются все необходимые для детали отверстия.

О пытливом уме фабричных рационализаторов говорит почти анекдотичный случай, о котором рассказал директор фабрики Юрий Трофимович Юмашкин.

Весной 1972 года на фабрику поступило оборудование швейцарской фирмы «Шпюль» для монтажа поточных линий по производству блоков двухконусных пружин и матрацев двухсторонней мягкости. Но как, в какой последовательности устанавливать его — мы не знали. Не могли мы сразу воспользоваться и поступившей вместе с оборудованием технической литературой, так как перевода на русский язык у нас не было.

Послали запрос на перевод. А что же делать с поступавшим оборудованием? Не лежать же ему мертвым грузом на складе. И вот собрали мы вместе с главным механиком фабрики Константином Герасимовичем Бойцовым на совет фабричных рационализаторов и решили: начинать монтаж оборудования не дожидаясь, пока поступит русский перевод документации.

Сейчас трудно сказать, что больше помогло: смекалка инженерно-технических работников и рядовых рационализаторов или «везение», но когда пришел долгожданный перевод текста документации, линии уже были опробованы в работе, а с начала 1973 года новый цех давал в полном объеме готовую продукцию не только для своей фабрики, но и для родственных предприятий Кемерова, Мариинска, Ленинска-Куэнецкого, Киселевска, Новокузнецка, Красноярска, Новосибирска.

За 20 лет, прошедших со дня основания Юргинской мебельной фабрики, она превратилась в современное, оборудованное по последнему слову техники предприятие. Сегодня в четырех основных цехах установлено более ста единиц различного станочного оборудования, в том числе две полуавтоматические линии.

Фабрика в настоящее время специализирована на выпуске трех основных изделий — полированных деревянных кроватей, матрацев двухсторонней мягкости и обеденных столов. Причем все эти изделия отвечают лучшим отечественным образцам. В 1976 году последнему изделию фабрики — столу обеденному — присвоен государственный Знак качества. Не случайно поэтому продукция юргинских мебельщиков пользуется большим спросом у покупателей Кузбасса, Новосибирской, Омской областей, Алтайского и Красноярского краев.

В последнем году девятой пятилетки фабрика полностью перешла на научную систему управления качеством продукции, довела к настоящему времени сдачу продукции ОТК с первого предъявления до 96 процентов и значительно повысила выпуск продукции со Знаком качества. Только за первый год десятой пятилетки такой продукции было реализовано более чем на 2 миллиона рублей, что составляет почти 30 процентов от всего объема товарной продукции.

Сегодня научная система управления качеством продукции, внедренная юргинскими мебельщиками, находит все больше последователей не только на предприятиях нашего города, но и на предприятиях объединения Кемеровомебель.

С завидной уверенностью смотрят юргинские мебельщики и в завтрашний день.

— К концу десятой пятилетки, — говорит Ю. Т. Юмашкин,— фабрика доведет производство товарной продукции до 10 миллионов 300 тысяч рублей в год.

И эта уверенность вполне обоснована. Сейчас трест Юргапромстрой возводит для фабрики новый цех по производству мебельных щитов, в котором будет смонтирована автоматическая линия. Через год-полтора цех войдет в строй действующих, а после освоения проектной мощности будет ежегодно давать на 8—9 миллионов рублей товарной продукции.

Уверенность руководства фабрики основана на вере в силу и творческие способности всего коллектива предприятия.

Да и как не верить коллективу, в котором почти половина рабочих, инженерно-технических работников и служащих носят почетное звание «Ударник коммунистического труда», коллективу, в котором трудятся четыре кавалера ордена Красного Знамени, три кавалера ордена Славы III степени, три кавалера ордена «Знак Почета»; коллективу, который только за годы девятой пятилетки шестнадцать раз завоевывал классные места в областном социалистическом соревновании.

Обновлено: 30.12.2020 — 18:27

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика