Второй этап восстановления промышленности бассейна

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

К концу 1922 года проблема снабжения углем железных дорог Сибири была в основном решена. Однако достигнутый уровень угледобычи был недостаточен и неустойчив. А если учесть, что к этому времени начинается восстановление уральской металлургии, вплотную ставится вопрос о строительстве в Сибири металлургического завода, то, естественно, дальнейшее развитие добычи угля продолжало оставаться важнейшей задачей горняков Кузбасса.

В Едином народнохозяйственном плане Сибири на 1922 год указывалось, что на Кузнецкий бассейн возлагается «изготовление в широких размерах кокса в Кемерове и снабжение им Урала», для чего необходима достройка Кемеровского завода. Кокс и уголь требовались и промышленным предприятиям Европейской части СССР. Увеличение дальности перевозок кузнецкого угля требовало урегулирования ряда экономических вопросов, тем более, что к этому времени угольные предприятия бассейна переходили на коммерческий расчет. Поэтому не случайно съезд работников угольной промышленности в 1923 году подчеркнул, что установить план развития угледобычи в Кузбассе можно «Только в связи с конъюнктурой сбыта…».

Для практического осуществления этих задач Советское правительство создало на территории бассейна Автономную индустриальную колонию «Кузбасс», в которую вошел Кемеровский район с находившимся там недостроенным химическим заводом.

Остальные угольные районы — Анжеро-Судженский, Центральный (Кольчугинский), Южный, а также Гурьевский завод оставались в системе Кузбасстреста, на который возлагалось обеспечение топливом железных дорог Сибири и Урала.

Еще с конца 1922 года в угольной промышленности страны наметились признаки затруднений в сбыте угля. Правда, Сибири это коснулось в меньшей степени. В крупнейшем Анжеро-Судженском районе в 1922—1923 хозяйственном году было добыто 437 тысяч тонн — почти на 20 тысяч тонн больше предыдущего года. Свыше 183 тысяч тонн угля дал Прокопьевский рудник.

Топливный голод на транспорте был ликвидирован. Больше того, к 1923 году на сибирских железных дорогах имелось 50 тысяч тонн избыточного запаса угля.

В этих условиях во весь рост встал вопрос о расширении рынка сбыта кузнецкого угля, то есть о вывозе его на Урал и дальше на запад.

Уже в конце 1923 года Госплан выдвинул идею снижения тарифов и координирования планов развития металлургии Урала и производства кузбасского кокса.

На уголь Кузбасса были переведены Самаро-Златоустовская и другие зауральские железные дороги. 19 февраля 1924 года Президиум Госплана принял постановление о переводе на русский уголь Балтийского флота. По согласованию с топливной секцией ВСНХ моряки провели испытание в топках кораблей донецкого и кузбасского угля взамен завозимого из Англии кардифского угля. Результаты опытов, законченных в феврале 1925 года, показали, что кузнецкие угли имеют отличное качество и могут быть широко использованы флотом. Еще в 1923 году специальная комиссия Сибревкома пришла к выводу, что угли Прокопьевско-Киселевского района являются превосходным топливом для паровозов.

В начале 1924 года Советское правительство установило для кузнецкого угля льготный железнодорожный тариф. Рынок сбыта углю Кузбасса был обеспечен.

Но продвижение кузнецкого угля на запад требовало снижения его себестоимости, которая продолжала оставаться высокой. С этой целью Кузбасстрест приступил к ликвидации мелких рудников и переводу с них квалифицированных горнорабочих на основные шахты. Часть рабочих при этом направлялась на развитие подготовительных работ и реконструкцию предприятий.

Дальнейшее снижение себестоимости угля было немыслимо без роста производительности труда и коренного улучшения организации производства. Эти вопросы занимали основное место в деятельности профсоюзов и специально рассматривались на I и II районных съездах горнорабочих.

Обновлено: 27.11.2018 — 17:23

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018