Рождение завода

К оглавлению книги «Гурьевск»

К концу XVIII века на громадных пространствах юга Западной Сибири сформировался Колыванский (его еще называли Колывано-Воскресенским) горный округ, один из крупнейших в тогдашней России. Российским императорам принадлежали миллионы десятин лучших, самых плодородных, богатых полезными ископаемыми земель. На этой территории ныне расположились Алтайский край, Кемеровская, частично Новосибирская и Томская области Российской Федерации, а также Восточно-Казахстанская область сопредельного государства — Казахстана.

В систему горного округа входили десятки заводов, рудников, приисков. Здесь выплавлялись тысячи пудов золота, серебра, меди, свинца. Обширнейшее хозяйство предъявляло немалый спрос на изделия из черных металлов, которые поначалу завозились с Урала. Позднее роль поставщика взял на себя Томский железоделательный завод, построенный в 1771 году в 45 верстах к северо-западу от Кузнецка на реке Томь-Чумыш.

Его основное назначение состояло в снабжении предприятий здешнего округа чугуном, железом и сталью. Петр Соймонов, управляющий Горной экспедицией Кабинета, разъяснял, что “Томский небольшой завод построен единственно для Колывано-Воскресенских серебро-плавильных заводов и рудников к продовольствию их на действие заготовляемыми чугунными и железными припасами, а отнюдь не для посторонней продажи делаемого там железа”.

В связи с дальнейшим развитием горнозаводского дела спрос на черные металлы резко возрос. “Надобность в железе, чугуне и стали, — докладывал в Петербург начальник Колыванских заводов Эллерс, — год от году увеличивается. С великими затруднениями может Томский завод снабжать изделиями своими прочие заводы. В частную же продажу выпускает самое малое количество…”.

Впервые вопрос о строительстве нового завода обсуждался на заседании Горного Совета в 1812 году. Обстановка в стране в ту пору была сложная, предвоенная. Средств не хватало, правительство требовало от сибиряков увеличения добычи драгоценных металлов.

Совет определил: “Для поддержания в своем продолжении главных рудников Змеевского и Петровского увеличить расплавку руд Салаирских рудников не менее одного миллиона пудов ежегодно, к чему состояние сих рудников довольно дозволяет. Гавриловский завод в нынешнем его состоянии не может быть увеличен в своем действии. Почему и полагается для расплавки руд Салаирских рудников устроить вновь завод”.

Проектирование его было поручено Поликарпу Михайловичу Залесову, управляющему Салаирским краем. В Центральном Государственном историческом архиве России в Петербурге хранятся первые проекты Гурьевского завода, относящиеся к 1812 году. Позднее они подверглись уточнению и доработке.

В марте 1812 года Горный Совет обсуждал возможные варианты мест строительства — на речках Толмовой, Бачате и Аламбае. Сам главный проектировщик счел “более удобным место, найденное по течению Бачата, ниже Гавриловского завода в 9,5 верстах”. Согласно расчетам, для сооружения плотины, 12 плавильных печей с машинами и “всего к тому потребного” следовало ассигновать 16950 рублей 14 копеек.

Летом 1814 года на место предполагаемого (Строительства выехала комиссия, в составе которой были Буянов, Бинтов, Сметанин, лучшие гидротехники и металлурги округа. Бинтов впоследствии будет назначен приставом (директором) Гурьевского завода.

Происходил Дмитрий Степанович Бинтов из семьи мастерового. В горнозаводской службе находился 44 года. Успел полной мерой изведать цену труда на царских заводах. Первый офицерский чин получил спустя 20 лет после начала деятельности. Ему довелось управлять Томским, Сузунским, Гурьевским заводами.

Бинтов считался одним из опытнейших металлургов России, побывал на Екатеринбургских, Златоустовских, Богословских, Юговских и многих других заводах. “За отличное искусство в плавильном производстве и за особые труды” его пожаловали существенною прибавкою жалования.

Другой член комиссии С.Ф. Сметанин принял участие в исследовании лесов в окрестностях Гурьевска, составил первое подробное их описание. Позднее Сергею Федоровичу довелось изучать Байкал, Ангару, Енисей, верховья Амура.

В итоге лучшим был признан вариант проекта на реке Бачат. Вскоре из Петербурга пришло распоряжение о строительстве нового завода, подписанное 24 декабря 1815 года. “По наступлении удобного времени, — указывала канцелярия Салаирской горной конторы, — приступить к построению оного завода под распоряжением тамошнего управляющего Залесова”. В строительном сезоне предстояло устроить “плотину с водопроводным прорезом или штольнею и ларем, четыре плавильные печи с одной цилиндрической машиной, также и частью фабрики”.

Построить в течение одного сезона целый завод — задача нелегкая. Пришлось принимать ряд чрезвычайных мер. В Государственном архиве Кемеровской области хранится предписание Эллерса от 26 июня 1816 года. В нем говорится: “Для поспешания предположенных в нынешнее лето устройств при вновь заводимом на речке Бачате плавиленном заводе” всю команду Салаирского рудника и Гавриловского завода “обратить из трех в двухсменную работу”. Это значило, что в то памятное лето 1816 года здешним мастеровым пришлось трудиться в самую горячую, страдную пору без так называемой “гульной недели”.

Строительство вели без выходных дней, работали даже в праздники и воскресенья. Из Барнаула на подмогу прислали еще 50 работников. Знаменитыми мастерами “плотинного дела” поделился Томский завод.

Строительством руководил Г.А. Черемных. Об этом свидетельствует короткая запись в его формуляре: “С марта 1816 года при устройстве на речке Бачат Гурьевского завода”. Григорию Андреевичу в ту пору не было и 33 лет. Однако, несмотря на молодость, он успел зарекомендовать себя опытным строителем заводских механизмов и плавильных агрегатов.

В 1814 году Черемных сопровождал серебряный караван в Петербург. Своего шанса молодой инженер не упустил. Воспользовавшись поездкой в столицу, он представил начальству руд — “Механические замечания”. Работа свидетельствовала о солидных познаниях в механике и в горнозаводском деле. Усердие Григория Андреевича ныло отмечено присвоением ему офицерского чина — шихтмейстеpa. В том же звании был и его маститый предшественник, «механикус” Иван Ползунов.

Об успешном завершении строительной кампании и пуске в 1816 году первой очереди нового завода мы узнаем из рапорта Главного начальника заводов Эллерса в Петербург. В нем говорилось: “Устроение на речке Бачате нового завода близ Салаирского рудника начато было с весны нынешнего года и доведено до того, что четыре плавильные печи пущены в действие для плавки руд 15 ноября в день святых мучеников Дмитрия и Гурия, почему по принятому в заводах обычаю новому заводу и дано наименование Гурьевский”.

За полтора месяца работы в конце 1816 года в четырех печах было переплавлено почти пятьдесят тысяч пудов салаирской руды, из которой получили более десяти пудов обогащенного серебряного концентрата. В следующем году к четырем печам прибавили еще шесть. Производительность, естественно, возросла. В 1818 году, например, в печах переплавили более миллиона пудов руды и получили свыше двухсот пудов серебра.

Вместе с заводом постепенно рос и поселок. В Государственном архиве Кемеровской области хранится “Роспись домам, находящимся при Гурьевском заводе в 1818 году”, самое древнее из описаний поселка. В нем говорилось, что в Гурьевске в этом году имелось “всего 58 деревянных домов да 32 землянушки, где проживало 418 жителей.

В “Описании Колывано-Воскресенскнх заводов”, составленном сыном знаменитого изобретателя Александром Кулибиным, отмечалось, что лишь к началу 30-х годов XIX века поселок Гурьевского завода примерно сравнялся с Гавриловкой. Здесь было 192 жилых дома, а в Гавриловском — 198. В них проживало, соответственно, 889 и 848 душ обоего пола. Салаир, центр перспективного, набирающего год от года силу края, значительно превосходил по всем показателям своих младших собратьев. В этом руднике имелось 648 домов и проживало 4037 жителей.

В течение первого десятилетия Гурьевский завод функционировал как сереброплавильное предприятие, перерабатывающее салаирскую руду. Это был, по существу, единый хозяйственный комплекс, своеобразный комбинат. Блестящая мысль русских новаторов техники получила практическую реализацию.

Первоначально новое предприятие находилось в полной зависимости от Салаирской горной конторы, являясь чем-то вроде ее филиала. Со временем его значение существенно возросло.

Первым управляющим (приставом, как тогда говорили) Гурьевского завода был А.Ф. Родственный. В свои 24 года Александр Федорович успел с золотой медалью окончить Петербургский корпус горных инженеров. В дальнейшем он продолжал работать в Алтайском и Нерчинском горных округах, дослужился до полковничьего чина, возглавлял ряд крупнейших заводов.

ДОКУМЕНТ

Милостивый Государь Андрей Павлович!

Имея в виду желание Его Сиятельства Господина Министра Финансов относительно выплавки в сем году серебра несколько более назначенного Горным Советом количества, я счел нужным Ваше Благородие покорно просить употребить с Вашей стороны возможное старание излишнею выплавкою при Гавриловском и Гурьевском заводах серебра споспешествовать мне в выполнении упомянутого ожидания Его Сиятельства, не истощая впрочем заводских запасов Полагая, что вы не встретите в сем случае особенных затруднений, я буду ожидать от Вас ныне же уведомления: до какого количества надеетесь Вы выплавить в сем году серебра сверх назначения Совета?

С истинным почтением и преданное Тигр имею часть быть, МИЛОСТИВЫЙ государь, вашим покорным слугою
10 ноября 1831
Барнаул
Его Благородию
А . П. Мевнусу

ГАКО, (Государственный архив Кемеровской области), фонд 6, опись 1, дело 74.

Обновлено: 17.01.2021 — 07:14

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика