Экомузей «Мунгатский острог»

Кимеев В. М., Ширин Ю. В. Экомузей «Мунгатский острог» // 55 лет Кемеровской области: материалы научно-практической конференции. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1998. С. 28-33.

Летом 1997 года экспедиция Кемеровского университета на северной окраине районного поселка Крапивинского — там, где некогда был центр села Мунгатского, обнаружила при археологических раскопках остатки казачьего острога. О существовании острога было известно давно, но точное место его расположения, тем более реконструкция по имеющемуся описанию академика Г.Ф. Миллера (1734 г.) оставались невыясненными.

Согласно историческим документам поставлен Мунгатский острог был в одно лето 1715 г. по просьбам переселенцев для защиты окрестных русских деревень от набегов степняков-кочевников — телеутов и енисейских кыргызов присланными из Кузнецкого острога казаками. По описанию академика Г.Ф. Миллера острог состоял «из обводной стены, сооруженной из бревен и кольев в виде полукруга со стороны, противоположной берегу. Внутри ее находятся, помимо дома приказчика, судной избы, магазинов и амбаров, несколько частных домов. А остальные жилые дома вместе с часовней находятся вне острога. Со стороны реки никаких укреплений нет. Вся окружность при измерении была определена в 410 саженей. Гарнизон состоит из беломестных казаков, которые за службу освобождены от подушной подати и пользуются свободным хлебопашеством. Название острога взято от речки Мунгат, впадающей в 2 верстах выше него с запада» 1.

Мунгатский острог

Мунгатский острог

Как видно из описания, со стороны обрывистого берега забора не было, но, как мы предполагаем, имелись двое проездных ворот и хотя бы одна смотровая башня, скорее всего, в северном углу острога. Основная часть крестьянских изб вместе с часовней Николы Чудотворца располагались вне острога и тянулись вверх по Томи до глубокого оврага. Еще дальше, в 2 верстах от острога, между устьями левых притоков Томи — Быструхи и Мунгата — стояла деревня Крапивина. Остается неясным, почему лично посетившие в том же 1734 году острог С.П. Крашенинников и И.Г. Гмелин не увидели здесь укреплений, хотя руководитель Второй Академической экспедиции Г. Ф. Миллер оставил такое подробное описание 2.

С момента постройки до 1797 года Мунгатский острог (или станец) был центром отдельного дистрикта (что-то наподобие современного района) со своим приказчиком, ведавшим сбором податей, организацией земской гоньбы по тракту до Салаирского рудника и другими делами в 13 окрестных деревнях — Банной, Березовской, Караканской, Меретской, Брюхановской, Драченинской, Грамотеевой, Хмелевой и др. Служилые казаки были освобождены от подушной подати, так как несли караульную службу в остроге, сопровождали по Томи и по тракту важных чиновников, почту и сорговые обозы.

Мунгатский дистрикт, в свою очередь, входил вначале в состав Томского разряда Сибирского Приказа, с сер. XVIII в. — Томского и Кузнецкого округов Тобольского генерал-губернаторства, с 1779 но 1783 гг. — в ведомство Кузнецкого уезда Колыванской области, которую с 1783 г. включили в состав Колыванского наместничества, а с 1804 г. в состав Кузнецкого уезда Томской губернии. К 1797 г. слободские общества округа были преобразованы в волости, одна из которых получила название Мунгатской. В волостном селе Мунгатском в 1859 г. насчитывалось 121 жит. и 21 хозяйстве 3. Жизнь, не в пример нынешним временам, в этих краях бурлила, хотя нередко случались неурожаи и эпидемии.

Согласно статистического отчету за 1892 г., хранящемуся в Томском архиве, население Мунгатской волости состояло в основном из русских старожилов-чалдонов, немногочисленных групп переселенцев и тюркоязычных тюльберов. Большинство тюльберов проживало в своих «татарских» улусах, а некоторые семьи и в русских деревнях волости, но все они находились в ведении Баянной инородной управы с центром в Сустанаковых юртах у деревни Салтымаковой.

В крестьянских хозяйствах волости благоприятные земледелию почвы и климат давали хорошие урожаи пшеницы, овса, ячменя и картофеля, А вот рожь как озимая, так и яровая не уродилась в 1892 г., так что некоторые земледельцы не воротили даже своих семян. Много хлебов пострадало от медовых рос, бывших во время цветения и налива ржи, и от градобития, особенно на пашнях Шевелевского, Коноваловского и Пермяковского обществ. Скотоводство из-за падежей скота в предыдущие годы, особенно в деревне Березовоярской, также не процветало. Огородничество, посевы льна и конопли, пчеловодство и рыболовство статистика оценила кик средние. По этим причинам материальное состояние населения волости статистический отчет находит на 1892 г. неудовлетворительным. Тем не менее, на обеспечение продовольствием жителей урожая хлеба тогда хватало. Цены на Крестовоздвиженской ярмарке, что ежегодно проводилась с 15 сентября по 15 октября в селе Банновском, были невысокие: рожь — 35 копеек, мука ржаная — 40 копеек, пшеничная — 50 копеек, овес 15-18 копеек за пуд. А вот садоводством, производством масленичных культур и табака в волости вообще не занимались. Не было здесь и сплава судов. Да и довольно распространенный ранее извоз, а также ткачество и кустарное ремесло были весьма незначительны, и все производство ограничивалось собственными нуждами населения. Сколько-либо значительных заводов и фабрик в Мунгатской волости не было, но все же четыре небольших кожевенных и пять маслобойных имелись, давая в год продукции всего на 2 тыс. рублей. Да и общий торговый оборот на ярмарке за 1892 год был невелик: 10 торговцами привезено было товара на сумму 19 425 руб., а продано 380 покупателям на 5 570 руб. Самым ходовым товаром была мануфактура (продано на 5 030 руб.), бакалея (125 руб.). Малый спрос был на кожевенные изделия (из завезенного товара на 1800 руб. продано всего на 200 руб.) и железо (соответственно из 800 руб. — на 100 руб.). Ни скота, ни продуктов питания, включая мед и кедровый орех, ни пушнины, ни изделий домашних промыслов на ярмарке в тот год не было.

После нескольких административных переустройств в начале XX в. часть территории Мунгатской волости отошла к вновь созданной Крапивинской волости, а волостной центр переместился в село Борисово. До 1917 г. приписные села и деревни обеих волостей были в подчинении губернских и горнозаводских властей Колывано-Воскресенского (с 1828 г. Алтайского) горного округа, а после его ликвидации с 1918 г. — Щегловского, затем с 1920 г. Кузнецкого уезда Томской губернии. В 1924 г. обе волости влились в укрупненный Крапивинский район Кузнецкого округа, с 1930 г. Западно-Сибирского края, а с 1943 г. Кемеровской области. Современные границы района установились в 1958 г. В 1963 г. Крапивинский район временно отходит к Кемеровскому, затем Указом Президиума ВС РСФСР от 30 декабря 1966 г. вновь восстанавливается 4.

В 1968 г. в районе насчитывалось 54 нас. пункта, объединенных в 7 совхозов с 29,3 тыс. человек. В самой деревне Мунгат, больше известной тогда под именем Мунгатский совхоз, тогда насчитывалось 196 жит., 40 хозяйств, что не помешало объявить в середине 1970-х ее неперспективной и включить, после ликвидации совхоза, в состав р.п. Крапивинский.

Районный поселок Крапивинский до сих пор не имеет даже обычного краеведческого музея. Хотя энтузиасты и ученые многое сделали для сохранения историко-культурного наследия края. Так, 16 июля 1940 г. деревню Мунгатскую посетила экспедиция сотрудников Томского и Сталинского краеведческих музеев под руководством Н.А. Чернышева, которые безуспешно пытались получить от жителей сведения о бывшем где-то здесь Мунгатском остроге. Все же в нескольких местах обрывистого берега высотой 20-30 м были обнаружены остатки сгнивших строений, относящихся, по их предположению, к концу XVIII века, а в осыпях найден обломок дна сосуда с ошлакованными стенками 5.
Все дальнейшие неоднократные попытки археологов выяснить место Мунгатского острога определенных результатов также не дали. В 1954 г. предположительное место Мунгатского острога осматривал археолог из Новокузнецкого краеведческого музея Э. Эрдниев. Место острога он определил якобы по стоящей в осроге Никольской церкви, которая, по информации старожилов, горела в конце XIX века, а на ее месте была построена часовня, которую в 1930-е годы разобрали и вывезли в р.п. Крапивинский. При этом сам острог местные жители связывали с каторжниками, которых, по их убеждению, перевозили по реке Томи в Кузнецкую тюрьму.

В 1962 г. в окрестностях Крапивина проводил археологическую разведку известный ныне археолог А.И. Мартынов. Им был собран подъемный материал вдоль берегового обнажения и зафиксирован некий ров, который на схеме имеет протяженность с Ю на С от реки Быструхи (ошибочно помеченной А.И. Мартыновым как река Мунгат) до северной окраины деревни Мунгат, что, скорее всего, ни соответствовало действительности. Несмотря на эти исследования Мунгатский острог так и не попал в официальный список археологических памятников Кемеровской области 6.

В очередной раз разведочные работы на месте древней деревни Мунгат — на северной окраине п. Крапивино были организованы и июле 1997 г. археолого-этнографической экспедицией Кузбасской лаборатории археологии и этнографии СО РАН. Терраса левого берега реки Томи на месте бывшей деревни Мунгат за сотни лет уже значительно обрушилась, что создавало дополнительные трудности в поисках острога. Стараясь найти в обнажениях крутого берега нижние части бревен частокола стены, археологи зачистили кромку обрыва там, где по рассказам местных жителей не риз находили старинные монеты, украшения и осколки стекла. Только на их памяти за последние 50 лет кромка террасы продвинулась вглубь берега не менее чем на 50-60 м. Полностью обвалился и целый ряд домов береговой улицы и дорога, которая поднималась по краю мыса террасы из поймы со стороны Банного.

Исходя из факта, что казаки при строительстве военных укреплиний старались максимально использовать природный ландшафт, зная размеры острожной стены и место расположения бывший часовни, что стояла снаружи острога, было выбрано место раскопок на краю обрывистого томского мыса, откуда был широкий обзор, позволявший вовремя заметить военную угрозу. Тем более, что на примыкающей поляне, где по рассказам тех же местных жителей стояла часовня с погостом, от которых сохранились только могильные западины, при земляных работах нередко находили скелеты «без гробов», а один из них был с большим медным крестом. И мы не ошиблись. В ходе зачистки изрядно обрушившейся террасы левого берега Томи были обнаружены первые находки — осколки прямоугольного стеклянного штофа из под водки, железный нож с крючком на конце черешка рукояти, полезный стержень для прочистки запального канала кремневого ружья, точило из окатанной гальки мелкозернистой породы, кусок кремнистой породы с забитой кресалом гранью и многочисленные кости домашних животных — свиней, коров и овец. Здесь же были найдены фрагменты лепной керамики тюльберов и русская гончарная керамика 17-18 веков. Стало также понятно, что северный выход стены к берегу найти не удастся. За сотни лет здесь скопился толстый слой навоза, который вместе с культурным слоем вывезли в свое время на дачные участки пос. Зеленогорский. А вот раскопки на южном участке острога и на погосте часовни перспективны и требуют своего продолжения. Неоценимую помощь в реконструкции Мунгатского острога и его музеефикации может оказать пока еще не обнаруженный, но по нашим сведениям имеющийся в центральном Военно-историческом архиве план острога.

Хочется надеяться, что все наши изыскания найдут поддержку у местных властей и в недалеком будущем появится на брегах Томи еще один интереснейший экомузей под открытым небом с красивым названием «Мунгатский острог». Предполагается на месте трех усадеб по современной ул. Совхозной (№ 54, 52 и 50) по архитектурному проекту восстановить все постройки, существующие во времена Академической экспедиции профессора Г.Ф. Миллера в сер. XVIII века (дом-связь приказчика, магазин с двумя амбарами, ссудную избу, две-три жилых усадьбы сотрудников экомузея) и обнести все это частоколом в форме полукруга с двумя проездными воротами и смотровой башенкой. В доме приказчика можно будет оборудовать музей истории острога и Крапивинского района, судную избу и торговые амбары использовать под хозяйственные нужды, а магазин оборудовать под действующую торговую точку. Обслуживать экомузей лучше всех сможет созданная здесь казачья станица. Станичники будут проживать в отстроенных ими домах-связях усадебного комплекса экомузея. Находящиеся на государственной службе казаки VI Кемеровского отдела Сибирского казачьего войска вместе с милицией будут патрулировать улицы поселка, пресекать случаи браконьерства на Томи и в окрестных заказниках. То есть заниматься тем, чем их далекие предки, преумнажая богатства этого чудного края.

Notes:

  1. Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 года // Сибирь XVIII века в путевых описаниях Г.Ф. Миллера. Новосибирск, 1996. С. 24.
  2. Крашенинников С.П. В Сибири. Неопубликованные материалы. M.-JL, 1966. С. 51; Gmelin I. Reise durch Sibirien, von dem Jahr 1733. bis 1743. Erster Theil. Gottingen, 1751. S. 301.
  3. Мытарев А.А. От Абы до Яи. Кемерово, 1970. С. 115
  4. Тиняков С.Д. Административно-территориальное деление Земли Кузнецкой // Разыскания. Кемерово, 1995. С. 13.; Шабалин В. Тайны имен Земли Кузнецкой. Кемерово, 1994. С. 94, 122.
  5. Ширин Ю.В. Археологические работы на реке Томи и Чумыше в 1940 г. // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного му¬зея. Томск, 1995. С. 60.; Архив НКМ. НФ-Д. Он. 1, Р.1. Д. 39. Лл. 7, 17.
Обновлено: 30.01.2021 — 18:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика