Школы г. Кемерова и Кузбасса в годы Великой Отечественной войны

Алексеева Э.В. Школы г. Кемерова и Кузбасса в годы Великой Отечественной войны // Балибаловские чтения : материалы научно-практ. конф., посвящ. 80-летию городского статуса Кемерово, июнь 1998 г. / Кемер. гос. ун-т [и др.]. – Кемерово : Кузбассвузиздат, 1998. – С. 80-84.

Уже в первые месяцы войны народное образование Кузбасса оказалось на военном положении. Здания школ города и области освобождались для эвакогоспиталей, где размещали раненых, вывезенных из западных районов страны.

Решения Совета по эвакуации были жесткими. К примеру, директору школы № 31 Рудничного района Кемерова было приказано “в три дня освободить здание от школьного имущества, а учащихся перевести в школы № 5 и 16 этого же района, где организовать занятия в три смены” 1.

В селах из-за нехватки средств школьные здания в военные годы практически не ремонтировались. Об этом свидетельствуют инспекторы облоно в своих отчетах, написанных после проверки материальной базы системы народного образования Кузбасса. Приведем лишь несколько строк из многочисленных свидетельств такого рода: “В школе Таштагольского района учащиеся практикуют катание по коридорам в морозные дни, так как лопнули трубы отопления. Школа не радиофицирована, не хватает тетрадей, учебников, перьев” 2.

Нехватка учебных принадлежностей была повсеместным явлением, например: “в седьмых классах школ Яшкино на сорок учеников приходилось по 5 — 6 учебников, да и те были наполовину непригодны из-за большой изношенности” 3. На учебную четверть не приходилось и по одной тетради на учащегося, поэтому приходилось писать на книгах, газетах, оберточной бумаге.

В классах было холодно, плохое электрическое освещение особенно в осеннюю и зимнюю пору приводило к излишней утомляемости глаз, а скудное питание сказывалось на работоспособности учащихся.

Учителя, как могли, старались исправить создавшееся положение. В сельских школах на больших приусадебных участках под их руководством дети выращивали овощи, которые служили существенным подспорьем для школьных столовых. Сложнее было с питанием в городских школах. С ассортиментом блюд в столовых было совсем плохо. На одного ученика приходилось по 50 граммов черного хлеба и по 10 граммов сахара 4. Овощей не хватало, в рационе преобладали мучные изделия, для полноценного роста детям военной поры не хватало витаминов.

Из-за нехватки одежды и обуви было много пропусков учебных занятий. При школах практически повсеместно организовывались мастерские по ремонту обуви и пошиву одежды. Например, в мастерской при школе № 20 г. Прокопьевска родители из ткани, полученной от шефов со швейфабрики, сшили для детей 53 вещи, а школа № 5 получила в подарок от шефов 55 пар обуви и 80 м платьевой ткани 5.

Несмотря на то, что помощь школьникам оказывали как учителя, так и предприятия-шефы, на 1 января 1942 года из 22 тыс. 150 человек, обучавшихся в школах г. Кемерова, занятия по состоянию здоровья не могли посещать 473 ученика 6. В селах детей, не посещавших школу, было еще больше. Старшеклассники работали на полях, нянчились с младшими детьми в семье. К примеру, в Яшкинском районе из 7 тыс. учащихся, которые пришли на занятия в начале 1943-1944 гг., к концу учебного года осталось 5695 человек 7.

Положение в народном просвещении Кузбасса оставалось сложным на протяжении всего периода войны, что не помешало, однако, включить Кемерово в число городов (их всего 77) Российской Федерации, где был проведен в 1943 году эксперимент по внедрению раздельного обучения мальчиков и девочек. Одновременно было введено обязательное обучение с семи лет, прекращено социалистическое соревнование в учебной работе (что существенно повысило ее качественные показатели), а также пятибалльная система оценок знаний учащихся и как итог процесса обучения — выпускные экзамены.

Можно спорить о правомерности выбора времени для эксперимента по раздельному обучению: деление учащихся по половому признаку привело к дополнительным сложностям перестройки образования и в без того тяжелые военные годы. Но несомненно одно: введение обязательного обучения с семилетнего возраста, системы экзаменов упорядочило процесс всеобуча и качество знаний учащихся.

Преодолевая трудности, учителя стремились сохранить контингент учащихся, хлопотали о пособиях семьям фронтовиков, руководили работой детей на колхозных долях. Их же материальное положение оставляло желать лучшего.

Зарплата была невелика, в специальных магазинах учителя отоваривались продуктами, ассортимент которых был очень небольшим. Особенно сложно было с одеждой и обувью. За учебный год учителям Прокопьевска ни разу не выдавали мыло, а приобрести его на черном рынке не всегда хватало денег. Учителям Прокопьевска (это более 30 школьных коллективов) в 1943-1944 гг. было выдано 150 дамских платьев, 93 пары туфель, несколько комплектов белья, а также 235 детских костюмчиков и платьев 8.

Как ни тяжело было — занятия в три смены, повышенная нагрузка, плохое питание — знания ребят ущербными не назовешь — учебные планы выполнялись в полном объеме. На занятиях гуманитарного цикла военная тема проходила красной нитью. Рекомендованы были тексты диктантов и сочинений “Безумству храбрых поем мы песню”. “Образ Левинсона в наши дни”, “Великие полководцы”. На уроках истории подчеркивалась разница между справедливыми и захватническими войнами, на уроках географии анализировали ход военных действий союзников, по карте прослеживали пути следования грузов по ленд-лизу в СССР.

В школьных библиотеках не хватало книг. Например, из 105 школ Яшкинского района библиотеки имели лишь 63 9. Литературные концерты, монтажи, кружки частично восполняли этот пробел. Тематика их была героико-патриотическая и приурочены были эти мероприятия к различным датам и событиям — “Молодежь в дни Отечественной войны”, “Сталин — наша сила”, “Да здравствует Новый год — Год Великих Побед”.

Одновременно с гражданским, патриотическим воспитанием велась и откровенная пропаганда культа личности. Задачи ее в документах народного образования по Кузбассу формулировались так: “Воспитывать детей в коммунистическом духе, безгранично преданными делу Ленина-Сталина; воспитывать любовь к партии и ее вождю — другу и учителю всех трудящихся И. В. Сталину, наряду с этим воспитывать чувство коллективизма, ответственности за свои поступки, ненависти к врагам народа” 10.

Как известно, в те годы под “врагами народа” подразумевалась очень широкая категория граждан. Не миновала чаша сия и работников народного просвещения в Кузбассе. В Государственном архиве Кемеровской области хранится текст доноса на учителей Итатской средней школы. История его возникновения банальна: четыре ученика были отчислены за систематическую неуспеваемость. Их родители написали на требовательную учительницу и директора письмо такого содержания: “… Мы, гражданки, родители учеников Итатской средней школы просим вас пресечь во вредительской деятельности двух преподавателей нашей школы: Дубяты Александры Ивановны, чей муж взят по линии НКВД (она мстит честным советским гражданам, действуя своим жалом), и Сивковой Валентины Степановны, которая ждет от родителей подарка, а если они подарка не дают, старается избавиться от таких неуспевающих учеников, создавая им условия невыносимые, а также эти учителя томят учеников по два года в одном классе.

Мы просим Коммисариат просвещения принять соответствующие меры к этим двум опытным врагам, как того требует настоящий напряженный военный период” 11. Под этой жалобой — четыре подписи.

Из Наркомата просвещения ГСФСГ через некоторое время пришло распоряжение восстановить отчисленных учащихся в школе, что, по-видимому, и было сделано.

Не только знания обязаны были в то время нести учащимся работники просвещения, не только воспитывать в духе преданности партии и вождю, им вменялось в обязанность готовить ребят к сельскохозяйственным работам. А это означало обеспечить школьников соответствующей одеждой и обувью, организовать медицинский осмотр учащихся, отъезжающих на поля, возглавить школьные бригады и эффективную работу на колхозных делянках.

У городских учителей были другие задачи — обеспечить массовое участие в мероприятиях, проводимых под девизом “Все для фронта, все для победы”. Учащиеся работали на погрузке угля, собирали металлолом, вещи для семей фронтовиков.

Кемеровские школьники в 1942 году собрали на нужды фронта 146 т металлолома, 899 кг цветного металла, 39456 бутылок, 15,5 тыс. рублей в Фонд Обороны, на 77300 рублей было приобретено облигаций и отправлено на фронт 140 кг мыла 12.

День Победы приближали совместными усилиями взрослые и дети. Их усилия слились в единый поток, который, как живой родник, подпитывал нашу армию. Но уже в военные годы учительство Кузбасса работало на будущее — воспитывало поколение, которому предстояло жить и работать в послевоенные годы.

Notes:

  1. ГАКО, ф.р-2, oп. 1, д. 215, л. 9.
  2. ГАКО, ф.р-323, on. 1, д. 15, л. 25.
  3. ГАКО, ф.р-323, он. 1, д. 15, л. 15.
  4. ГАКО, ф.р-323, оп. 1, д. 15, л. 3.
  5. ГАКО, ф.р-323, on. 1, д. 21, л. 6.
  6. Фонды Кемеровского областного краеведческого музея. Народное образование в г. Кемерове (1941 — 1945 гг.). Воспоминания Крекова Г. И.
  7. ГАКО, ф.р-323, оп. 1, д. 16, л. 8.
  8. ГАКО, ф.р-323, on. 1, д. 21, л. 110.
  9. ГАКО, ф.р-323, од. 1, д. 16, л. 17.
  10. ГАКО, ф.р-323, од. 1, д. 16, л. 14.
  11. ГАКО, ф.р-323, од. 1, д. 19, л. 57.
  12. Фонды Кемеровского областного краеведческого музея. Народное образова- ние в г. Кемерове (1941 — 1945 гг.). Воспоминания Крекова Г. И.
Обновлено: 21.10.2018 — 19:12

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018