Кемерово в дни денежной реформы 1947 г.

Чуднов И.А. Кемерово в дни денежной реформы 1947 г. // Балибаловские чтения : материалы научно-практ. конф., посвящ. 80-летию городского статуса Кемерово, июнь 1998 г. / Кемер. гос. ун-т [и др.]. – Кемерово : Кузбассвузиздат, 1998. – С. 84-87.

Редкое событие вызывало такой всплеск общественного резонанса. Первым серьезным испытанием для финансовых органов Кемерова как областного центра стали мероприятия 1947 г.

Подготовка к ним проходила в непростых условиях. От сотрудников Госбанка и сберкасс требовалось не только четко провести обмен денег и облигаций, не допустить злоупотреблений, но и сохранить процесс подготовки в тайне. О том, что реформа будет, в Кемерове знали уже летом. По городу ходили противоречивые слухи. С осени, когда из центра стали присылать запросы о готовности к бескарточной торговле, стало ясно: что-то будет. К этому моменту нормированная система распределения себя полностью изжила. Она не обеспечивала горожан полностью в пределах необходимых норм и являлась питательной средой для спекуляции. Особенно эти явления усилились осенью 1946 г., после повышения пайковых цен и сокращения контингента, обеспечиваемого до карточкам. В октябре 1946 г. в Кемерове было незаконно выдано 4,5 тыс. обычных карточек и 2,3 тыс. повышенного снабжения, число фальшивок также было велико 1.

В списках картбюро и особенно на предприятиях числилось огромное количество “мертвых душ”, на азотно-туковом заводе — 5,4 тыс. “лишних” талонов, на заводе № 652 — 2,6 тыс. и т. п. 2 В то же время многие горожане не могли отоварить положенные им нормы. Отмена карточной системы не была подготовлена экономически, но организационно уже назрела.

Подготовка к обмену денег шла не только у банковских работников. Горожане под влиянием неясных слухов старались любыми путями обезопасить сбережения. В начале осени начинается отток вкладов, которые обращают в товары, украшения. Так продолжается до начала декабря, когда окончательно выясняются условия обмена.

В обком партии и органы госбезопасности пришли пакеты с грифом “совершенно секретно”. Их должны были вскрыть в строго определенное время, но вскрыли раньше. Кроме того, обком сам фактически информировал торговлю о предстоящих мероприятиях, рассылая запросы о готовности к отмене карточной системы. С начала декабря начинается бурный рост вкладов в сберкассы. Повышенным спросом пользуются облигации выигрышного займа 1938 г., свободно реализовывавшиеся за наличные.

Труженики прилавка начали оптовые закупки высоколиквидных продуктов, чаще всего водки, для реализации после обмена уже за новые деньги. Популярна в той среде была также сдача в комиссионные магазины дефицитных вещей по средним ценам. Деньги после реализации не забирали, они зачислялись на счет торга и обменивались как средства государственной организации. В последние дни резко возросло зачисление денег от частных лиц на счета предприятий и организаций “в погашение подотчетных сумм…задолженности ” и т. п.

Для пресечения злоупотреблений, в соответствии с телеграфным приказом Генерального прокурора СССР, облпрокуратура провела ряд проверок, в ходе которых выяснились многочисленные факты нарушений. Надзор за проведением реформы в Кемерове был признан неудовлетворительным. “Большое неблагополучие’’ было отмечено в Центральном районе, где располагались все основные финансовые органы. Облпрокурор был удивлен, что здесь не проводилось ни одной проверки, не было возбуждено ни одного дела 3. Между тем в дни реформы чиновники разных уровней, используя служебное положение, вносили средства на счета предприятий, дробили вклады, что не ускользало от внимания горожан, которые информировали центральные и местные инстанции о творящихся “безобразиях”.
Реакция не заставила себя долго ждать. На 25.01.1948 г. было возбуждено 47 уголовных дел в отношении 82 человек, 36 из которых были торговыми работниками и только 13 сотрудниками банка и сберкасс 4. В разного рода махинациях в финансовых органах были замешаны или руководители или младший технический персонал, ученики. Кадровые сотрудники работали честно или не попадались.

Горожане отнеслись к реформе, как сейчас принято говорить, неоднозначно. На митингах звучало: “Спасибо тов. Сталину за отмену карточной системы и обмен денег”. Среди обеспеченных слоев недовольных было больше, что можно понять. Открытых проявлений недовольства отмечено не было, за исключением спецконтингента. Этой категории горожан терять было нечего, и высказывались они достаточно определенно: “Раз сменяются деньги, должно смениться и правительство…Только тогда Россия будет жить хорошо, когда не будет советской власти…” Покупательная способность новых денег оценивалась невысока: “Новые знаки — это хорошо, но были бы они ценны, как при Николае царе, я согласился бы работать и получать зарплату 30 руб. в месяц да кушать, что захочу…” 5 Надежды на резкое снижение цен не оправдались: “Дороговизна как была, так и осталась, у кого были деньги, тот и будет брать…” 6

Лекторов, разъяснявших цели и задачи реформы, чаще всего спрашивали о нашей продовольственной помощи зарубежным странам, о возможной войне с Америкой, о займах.

Последний вопрос был особенно больным. Государство в ходе реформы принудительно сократило свой долг гражданам в 3 раза, конвертировав займы по курсу 3 к 1. Более всего пострадали те, кто покупал за наличные облигации займа 1938 г., поверив в пропагандистскую трескотню. Этот заем конвертировали 5 к 1, что фактически являлось конфискацией. Когда среди рабочих Новокемеровского химкомбината стали проводить очередную подписку, в коллективе зрело глухое недовольство: “…и так обобрали…” На первомайской демонстрации никто не захотел взять портрет вождя 7.

В целом денежная реформа 1947 г. в Кемерове прошла спокойно, без серьезных происшествий. “Разбор полетов” завершился в основном к февралю 1948 г. Проштрафившиеся чиновники отделались выговорами. В сознании людей остался страх перед любыми финансовыми новациями государства. Спекуляцию победить не удалось, несмотря на то, что эта цель декларировалась как одна из главных. На фоне дефицита и бесхозяйственности она расцвела еще больше. Заведующий одним из кемеровских ОРСов, арестованный за хищения, писал жене из тюрьмы: “ Готовь угощение, после суда погуляем”. Так и произошло. Работники горкома интересовались, как можно на зарплату в 450 руб. купить дом за 50 тыс., обстановку, возить семью из 7 человек в Кисловодск? Ответ был прост и краток: “Он с 13 лет торгаш” 8. Денежная реформа, несколько оздоровив финансы и поправив дела государства, не решала коренных проблем той системы. Они накапливались и привели к известным результатам.

Notes:

  1. ГАКО, ф.п-75, оп. 2, д. 1, д. 56.
  2. ГАКО, ф.п-15, оп. 9, д. 4, л. 51.
  3. ГАКО, ф.п-75, on. 2, д. 221, л. 8.
  4. Там же, л. 19.
  5. Там же, д. 181, л. 195.
  6. Там же, л. 91.
  7. ГАКО, ф.п-15, оп. 9, д. 78, л. 111.
  8. Там же, д. 140, лл. 138-139.
Обновлено: 18.11.2018 — 20:41

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018