Рождение рудника

К оглавлению книги «Прокопьевск»

Все, кто сегодня впервые приезжают в Прокопьевск, город с множеством предприятий, с многочисленными кварталами больших многоэтажных домов, с красивыми парками и скверами, с удивлением посматривают на старые небольшие бревенчатые домишки, сохранившиеся как «реликвии» прошлого на улице Ленина. Они, да названия некоторых улиц и поселков лишь и напоминают нам о недавнем его прошлом. Улица Крутые Топки напоминает о бывших недавно здесь топких болотах. Поселок Зиминка — о том месте, куда можно было проехать только зимой, когда болото покрывалось льдом и снегом. О бывшей тайге говорят названия поселков Березовая Роща и Ясная Поляна.

Несколько веков назад на месте, где раскинулся сейчас Прокопьевск, была дремучая тайга да непроходимые болота. Только местами зеленели поляны, покрытые густой высокой травой. А зимой все засыпало снегом и сковывало морозом. С древних времен в этих местах жили кочевые племена телеутов, шорцев и других народов.

В верховьях реки Томи они из местной руды выплавляли железо и выделывали изделия, необходимые кочевнику для охоты, рыбной ловли и домашнего обихода, Особенно удачными охота н улов бывали на небольшой речке — левом притоке Томи. Здесь были и удобные пристанища. Кочевники стали называть щедрую речушку «Аба», что означало «Отец».

В XVI—XVII веках в Западную Сибирь стали проникать русские — купцы, беглые крестьяне, представители церкви. B 1648 году церковники основали неподалеку от Кузнецка Рождественский монастырь. Работавшие на него крестяне и поселились рядом, на правом берегу речки Абы. Возникшая деревня стала называться Монастырской. Постепенно деревня разрасталась и позднее была переименована в село Прокопьевское.

В начале нынешнего века в нем насчитывалось 114 дворов и проживало 628 жителей. Хлебозапасный магазин, мануфактурная лавка, церковь, церковно-приходская школа — вот и все его «достопримечательности».

Жизнь и быт села мало чем отличались от жизни и быта крестьян других сибирских сел и деревень. Яркую и до боли щемящую сердце их характеристику дал просветитель-демократ Н. Флеровский, отбывавший ссылку в 60-х годах прошлого века в Кузнецке. Он писал: «Я уже в Кузнецке и разъезжаю по окрестностям, чтобы познакомиться с бытом крестьян. Первое, что меня поражает, — это обилие природных источников богатств, почва плодородная, покрытая богатой растительностью, душистые луга, доставляющие самый изобильный корм для скота, кажется, коси, руби, сколько хочешь. В недрах земли также существуют значительные источники богатства, каменный уголь в таком изобилии, что местами — он дешевле простой глины… Железом и металлами природа также не обидела Кузнецкий округ.

В такой обстановке живет несчастное и бедствующее население. Жилище крестьянина, в огромном большинстве, весьма посредственное, и убогая изба без крыши весьма частое явление. Крестьянин едва успевает защитить хотя на половину от холода и непогоды себя и свое семейство, скот его едва остается без всякой защиты. Несмотря на незначительное количество скота у крестьян, часто для него недостает сена, корм соломою в большом употреблении, и нередко скот, по недостатку корма, или гибнет от голода, или продается за бесценок… Редкий крестьянин ест мясо даже зимой в праздники».

Царское правительство ежегодно выкачивало из крестьян Кузнецкого округа 400 тысяч рублей серебром различных налогов и сборов. К тем, кто не мог вовремя оплатить их, применяли насильственные меры, включая и наказание розгами. Крестьяне вынуждены были за бесценок продавать продукты своего хозяйства спекулянтам, приезжавшим из центральных областей России, и местным богатеям. Старики-старожилы Прокопьевска еще помнят купцов Глазырина и Полянского, кулаков Тарасова, Горюнова, Систерова, которые высасывали последние соки из жителей села. Придавленные нуждой и одурманенные церковными проповедями о прелестях и богатстве царства небесного, крестьяне и не подозревали о несметных подземных богатствах, хранящихся в недрах их края. Этими богатствами были залежи черного золота — каменного угля.

Первое упоминание об углях Прокопьевского месторождения относится к концу XVIII столетия. Проезжавший в 1780 году по Кузнецкому уезду исследователь и минеролог член-корреспондент Академии наук И. М. Ренованц обнаружил ряд угольных пластов, выходивших на поверхность между деревней Монастырской и селом Бачаты. Но эти угольные богатства долгое время лежали нетронутыми.

Первая попытка использования прокопьевских углей в промышленных целях связана с возникновением Томского железоделательного завода, построенного в сорока пяти километрах к юго-западу от Прокопьевска. Приписные крестьяне по указу царя должны были выжигать древесный уголь и поставлять его на завод. Но после опытов по коксованию проведенных по инициативе новатора русской техники П. Фроловым, стали применять при выплавке металла каменный уголь. Томский завод за короткое время превратился в единственное предприятие, на котором кокс применялся на всех металлургических операциях. Теперь вместо того, чтобы рубить лес и выжигать из него уголь, прокопьевские крестьяне стали добывать каменный уголь и возить его на завод.

В ноябре 1918 года на левом берегу Абы, шахтеры натолкнулись на штольню, шедшую с Поварнихинского лога в сторону Голубевки. Один из старейших жителей Прокопьевска — Иван Николаевнч Расторгуев поведал тогда, что из этой штольни он со своим отцом и другими крестьянами села начал возить уголь на Томский завод в 1848 году.

Некоторое представление о том, как добывался уголь в штольне, дают сохранившиеся в ней инструменты. Основным орудием шахтера-крестьянина были кайла и кувалда. В штольне оказалось три тачки, деревянные колеса которых были обтянуты железными обручами. Уголь в тачках вывозили по «покотам» — двум тесаным плахам, уложенным рядом. В выработках нашли и три «колка» — приспособления для освещения выработок. Это кусок узкого полосового железа, один конец которого загнут по диаметру вставлявшейся свечи, а второй заострен для втыкания в деревянную стойку.

После реформы 1861 года крестьяне стали покидать Томский завод. И в 1864 году он был закрыт из-за отсутствия рабочей силы.

Прекратились работы и в штольне. Со временем она заросла травой и о ней забыли. За полтора десятилетия в ней было добыто всего лишь около тысячи тонн угля.
Не подозревая о существовании старой выработки, летом 1915 года в устье Поварнихинского лога разбила свою палатку группа геологов. Среди них выделялся не молодой, с окладистой бородкой человек. Это был выдающийся русский геолог Л. И. Лутугин. Владельцы созданного в 1912 году Кузнецкого каменноугольного и металлургического акционерного общества («Копикуз») пригласили его с группой учеников на разведку недр Кузбасса, переданных в их распоряжение.

Леонид Иванович, за плечами которого была слава самого большого знатока Донбасса, восхищался мощью угольных пластов, выходивших на поверхность по обоим склонам Поварнихинского лога. Но ему не суждено было провести всестороннее и глубокое изучение Прокопьевского угольного месторождения. В ночь на 30 августа 1915 года в своей палатке на Кольчугинском (ныне Ленинск-Кузнецком) руднике Леонид Иванович скончался. В память о нем один из угольных пластов у Прокопьевска позднее был назван Лутугинским.

Поисковые работы у села Прокопьевского продолжил ученик Л. И. Лутугина Василий Иванович Яворский. Проведя изучение левобережья Абы, он в 1916 году составил первую карту выходов на поверхности угольных пластов. Этим было положено начало научному описанию Прокопьевского месторождения.

Л. И. Лутугин

Чтобы начать добычу угля, необходимо было провести детальную разведку пластов, обнаруженных и нанесенных на карту. Эту работу администрация Копикуза поручила возглавить горному инженеру А. И. Козлову. Разведочная партия состояла из бывших приисковых рабочих, которые, узнав о победе февральской революции, забастовали и ушли от золотопромышленников. Представители Копикуза наняли их на работу и в мае 1917 года на лодках по Томи привезли из Балыксы в Кузнецк. На семи подводах 30 старателей доехали до села Прокопьевского и приступили к геологаразведочным работам. Среди первых разведчиков угля у Прокопьевска был Георгий Степанович Блынский, открывший пласты «Внутренние» угольного месторождения. Он бережно хранил все находки своих разведок и на их базе позднее основал краеведческий музей в г. Новокузнецке. По-разному отнеслось к разведчкам местное население. Кулачество было недовольно появлением рабочей голытьбы, и шахтерам неоднократно приходилось прибегать к ответным мерам физического воздейтвия, чтобы охладить пыл местных заправил. А бедные крестьяне вскоре нашли с рабочими общий язык и стали поступать на работу в разведочные партии.

Вслед за разведкой началась и добыча угля. На левом берегу Абы, у Поварнихинской сопки хозяева Копикуза заложили штольню и два разреза.

Растущему коллективу шахтеров становилось тесно в крестьянских избах. Поэтому к северо-западу от села, там, где сейчас раскинулись сооружения шахты «Коксовая-1» и мехзавод, на правом
берегу Абы, стали появляться первые землянки и бараки. Рядом с селом начинал свое существование Прокопьевский рудник.

В. И. Яворский

В. И. Яворский

В октябре 1917 года были добыты первые пуды угля. Администрация Копикуза завела специальную книгу для учета топлива, добытого на Прокопьевском руднике. Первая запись была в ней записана лишь за три с половиной недели до Великой Октябрьской социалистической революции 12 октября 1917 года. Эту дату принято считать днем рождения Прокопьевского рудника.

Весть о победе социалистической революции дошла до Прокопьевского рудника через неделю 13 ноября. Радостно встретили ее трудящиеся. Собравшись в этот же день на митинг, рабочие рудника и крестьяне села высказывались заподдержку революции и декретов II съезда Советов.

В конце 1917 года рабочие Прокопьевска создали свой Совет, в который вошли Ефим Сербин, Александр Карманов, Георгий Блынский и другие — всего 7 человек. Председателем его был избран Афанасий Иванов. Совет стал выступать в качестве органа государственной власти. К решениям и документам Совета прилагались штамп и круглая печать. По окружности печати значилось: «Совет рабочих Прокопьевского рудника», а по диагонали было вырезано пять букв «А. О. К. К. К» (Акционерное Общество Кузнецких каменноугольных копей).

Рабочие рудника решительно поддерживали свой Совет и все мероприятия Советского правительства, возглавляемого В. И. Лениным. Узнав о том, что собравшееся в столице учредительное собрание отказалось подтвердить важнейшие декреты Советской власти, 130 рабочих Прокопьевска обсудили на своем собрании вопрос о текущем моменте и приняли и январе года такую резолюцию:

«Принимая во внимание критическое положение, в котором находится страна вследствие работы контрреволюционных сил и безумных действий идущих за ними товарищей, кричащих «Вся власть учредительному собранию», в то время как в учредительном собрании большинство мест взято лицами, которым не должно быть места в убедительном собрании, как например, кадетами которые стараются сорвать демократический мир и продолжать мировую бойню. — мы рабочие Прокопьевских разведок, все как один встанем на защиту трудящихся масс и всецело поддерживаем Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, ибо только лишь Советы могут повести страну по правильному пути и справиться с разрухой страны.

Что касается контрреволюционных попыток Каледина, Корнилова и других, то будем пресекать в корне все что нарушает интересы трудового народа.

Мы, рабочие, всегда готовы встать с оружием в рухах против контрреволюционных попыток наших вековых врагов — богатеев.

Мы настаиваем перед учредительным собранием закрепить власть за Советами» 1

Однако на часть крестьян села продолжала оказывать свое влияние Кузнецкая уездная земская управа и Кузнецкий крестьянский Совет, в котором засели эсеры. Власть Совета в Прокопьевске окончательно укрепилась лишь после того как объединились существовавшие в Кузнецке самостоятельно Совет рабочих и Совет солдатских депутатов и подготовили уездный съезд Советов рабочих солдатских и крестьянских депутатов. Он состоялся 11—12 марта 1918 года. Съезд распустил земскую управу и провозгласил переход власти на территории уезда в руки советов.

Но власть Совета в Прокопьевске продолжалась недолго. Начавшийся белочешский мятеж захватил большую часть территории Кузбасса. В июне 1918 года отряд белочехов и белогвардейцев прибыл и в село Прокопьевское. Прокопьевский Совет вынужден был уйти в подполье.

Осенью 1918 года на смену белочехам пришли колчаковцы. В те суровые дни рабочие рудника и крестьяне села опять со всей тяжестью почувствовали гнет хозяев Копикуза, местных купцов и кулаков весь ужас оккупации. Размещенная здесь воинская команда являлась карательным отрядом. Ее командир прапорщик Казанцев ввел в селе жестокий военно-полицейскии режим. Купец Полянский стал его помощником. Вместе с сельским старостой Сорокиным он сыпал доносы на непокорных местных жителей.

Оккупанты схватили и бросили в тюрьму председателя Прокопьевского Совета А. Иванова. Высокую плату обещали колчаковцы за голову неутомимого подпольщика Е. Сербина, скрывавшегося в Мариинской тайге.

Вместе со всеми трудящимися Сибири рабочие и крестьяне Прокопьевска поднялись на борьбу с интервентами и белогвардеицами. Первый председатель созданной в 1917 году профсоюзной организации прокопьевских шахтеров Карманов с октября 1918 года ушел к партизанам и вместе с возглавлявшимся им взводом провел ряд смелых операций в окрестностях села.

Несмотря на жестокие репрессии колчаковцев, в Прокопьевске организовалась и стала действовать подпольная боевая группа. Как вспоминает один из старейших коммунистов города, ныне персональный пенсионер И. П. Атучин, в состав подпольной группы входили Роман Деменев, Леонтий Сыркашев, Иван Шитов и другие рабочие и крестьяне.

Весной 1919 года подпольная группа провела у кузницы, расположенной в логу, на окраине села, первую в истории Прокопьевска маевку. Чтобы отвести подозрения, участники маевки пришли
кто с топором, кто с лопатой, косой или другими инструментами будто бы для их ремонта. На случаи появления посторонних лиц, каждый мог заняться своим делом. А что касается кузнеца, то он был совершенно глух и, не пытаясь вникать в существо проходивших около кузницы разговоров старался у горящего горна, довольный многочисленными заказами.

Яркую речь на маевке произнес член подпольной группы А. Кайгородов- Он призвал усилить
сопротивление колчаковцам.

Как ни скрыто действовали подпольщики, но летом 1919 года на их след напал агент колчаковской милиции. Однако белогвардейцам не удалось добиться разгрома подпольщиков. Арестованный и
заключенный под стражу Иосиф Атучин попросился на минутку выйти, и, оглушив сильным ударом сопровождавшего его часового, убежал в тайгу. Все члены подпольной группы также сумели скрыться,
часть из них вступила в партизанские отряды.

Деятельность прокопьевских подпольщиков в период господства интервентов и белогвардейцев проходила под большевистским руководством. Оно исходило, как вспоминает И. П. Атучин, от Кольчугинского партийного комитета, работавшего под руководством Томского губкома партии.

Об этом же говорит и один любопытный документ, найденный в архивах. Управляющий Томской губернии в своем донесении от 20 июля 1919 года сообщал министру внутренних дел колчаковского правительства, что «одним из рабочих Прокопьевского рудника, дающим милиции (колчаковской) агентурные сведения, предъявлен билет следующего образца: «Российская Коммунистическая партия большевиков № 970 Кольчугинского рудника».

Господство колчаковцев длилось в Кузбассе не долго. В ночь на 2 декабря 1919 года подняли восстание рабочие и солдаты Кузнецка. Революционные солдаты Кузнецкого гарнизона и прибывшим
им на помощь отряд алтайских партизан помогли восстановить Советскую власть в селах Калачево, Спиченково, Зенково и других. Опираясь на их помощь, рабочие рудника и крестьяне села Прокопьевского прикончили ненавистного им старосту Петра Сорокина, а также одного из колчаковских милиционеров, и свергли власть белогвардейцев.

Власть взял в свои руки вышедший из подполья Прокопьевский Совет. Рабочие рудника и крестьяне села учинили расправу над своими мучителями.

Долго скрывался купец Полянский. Но крестьяне поймали его в тайге, на пасеке, и совершили над ним акт возмездия.

В конце декабря 1919 года через село Прокопьевское прошли бойцы красноармейского отряда во главе с командиром 312-го полка 35-й дивизии П. А. Болонкиным. Это окончательно закрепило победу над колчаковцами.

Были созданы волостной и сельский ревкомы, которые разместились в просторных домах бывших богатеев. Власть навсегда взяли в свои руки трудящиеся.

Правда, рабочим рудника еще длительное время приходилось выходить на работу с оружием, чтобы в необходимый момент быть готовым к защите рудника и села от орудовавших вокруг кулацко-анархистских банд Рогова, Новоселова, Сизикова, Масленникова.

На помощь прокопчанам была направлена рота частей особого назначения (ЧОН), которой командовал В. М. Лаптев — член КПСС с 1918 года, так и оставшийся в Прокопьевске навсегда (ныне персональный пенсионер), В одном из боев бойцы ЧОН и рабочие рудника в районе покрытых тогда лесом Тырганских гор захватил в плен около 50 бандитов.

Большую работу развернула только что родившаяся ячейка большевиков. Любопытна история ее создания. Вначале, 15 февраля 1920 года, на собрании рабочих рудника и крестьян села была создана ячейка сочувствующих партии большевиков в составе 42 человек. Во главе ячейки стоял президиум, который на своем заседании тайным голосованием избрал председателя, секретаря и казначея. Ячейка направила своих представителей в близлежащие населенные пункты: Лучшево, Зенково, Шарап, Керлигеш, Смышляево, Сафроново и Тереш для организации там ячеек сочувствующих РКП(б). В апреле представители вновь созданных ячеек собрались на конференцию и избрали волостной комитет.

Под руководством ячейки и волостного парткома весной 1920 года были проведены выборы в сельский и волостной Советы, которые заменяли упраздняемые ревкомы.

На собраниях ячейки 21 и 25 марта и 15 апреля 1920 года 20 сочувствующих были рекомендованы для вступления в члены партии. И с протокола № 18 от 8 мая 1920 года ячейка стала именоваться «Прокопьевской ячейкой членов партии коммунистов-большевиков». Среди первых членов партии были Ефим Сербин, Иван Иванов, Иван Путинцев и другие передовые рабочие рудника.

Комсомольская ячейка, 1922 год. Крайний слева — В. М. Лаптев

Комсомольская ячейка, 1922 год. Крайний слева — В. М. Лаптев

15 апреля 1920 года собрание ячейки приняло решение об организации союза молодежи. Комитет созданной Прокопьевской комсомольской организации сообщил Кузнецкому горуездкому РКСМ: «25 апреля общими силами местной молодежи положено начало нашего союза».

Ячейка членов партии стала проводником политики большевиков. Она выдвинула своих представителей на решающие участки работы — председателя волостного ревкома, волостного военкома, в культурно-просветительное общество, контролировала работу народного суда и т. д. Ею проводилась большая агитационная и культурно-массовая работа среди населения. В честь праздника 1 Мая 1920 года коммунисты под красным флагом вышли на работу — на строительство народного дома. В доме купца Глазырина большевики решили открыть библиотеку и читальню.

Много внимания ячейка уделяла хозяйственным вопросам, восстановлению разрушенного хозяйства. Прокопьевские коммунисты выдвинули лозунг: «Да здравствует победа над разрухой!» Ячейка установила контроль за работой администрации рудника, выделила своего представителя на должность заведующего рудничным конным двором.

На руднике — ровеснике Октября — налаживалась мирная жизнь, начиналось его подлинное рождение и развитие.

Notes:

  1. Установление Советской власти в Кузбассе Сборник документов. Кемерово, 1957, стр. 163.
Обновлено: 31.01.2021 — 12:47

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика