Экомузей «Тюльберский городок» (По следам исчезнувшего народа тюлюберов)

Кимеев В.М. Экомузей «Тюльберский городок» (По следам исчезнувшего народа тюлюберов) // 55 лет Кемеровской области. Материалы научно-практической конференции. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1998. C. 22-28.

Этническая история тюльберов — малочисленного тюркоязычного народа — до сих пор остается загадкой. Известно только, что расселялись они к приходу русских казаков в XVII в. оседло в улусах по обоим берегам Средней Томи вниз от устья р. Ускат до кочевий притомских калмаков по реке Искитим. Большая часть потомков тюльберов ассимилировалась среди русских, хотя отдельные группы вошли в состав бачатских и кузнецких телеутов последний факт и послужил, видимо, причиной отнесения многими исследователями средневековых тюльберов к «телеутской этнической макрообщности» 1. Первое этнографическое описание быта и религиозных верований тюльберов оставили участники Второй Камчатской экспедиции Г.Ф. Миллера — И.Г. Гмелин и С П. Крашенинников, лично посетившие Мамышевы (Ширины) юрты (соврем, д. Георгиевка), Кокошниковы юрты (д. Ячменюха), Сустанаковы юрты (село Салтымаково) 2. Есть сведения о тюльберах в работах академиков Г.Ф. Миллера и И.Г. Георги 3. Причем все исследователи называли тюльберов по-разному: «тюлюбердами» (Г.Ф. Миллер), «тюлиберскими (тулибертскими) татарами, тулибертами» (С.П. Крашенинников, И.Г. Гмелин, И.Г. Георги).

После принятия русского подданства все улусы тюльберов были подразделены (или сохранили прежнее подразделение?) на три волости — Тюлюберскую, Баянскую и Ачинскую, причем каждая управлялась своим башлыком (старостой). На принадлежность к тюльберам жителей Баянской волости прямо указывает сообщение Г.Ф. Миллера, что «название баянских татар в обычной речи почти неизвестно, а обе они называются тюлюберцы». Ячинскую (или Ачинскую) волость источники в XVII в. показывают по р. Яя, а в XIX в. ясачных Ачинской управы Кузнецкого и Томского округов в «татарских» улусах и русских деревнях по левому берегу Томи от р. Уньги вниз до р. Стрельной. Часть «ячинцев» проживала и улусах «инородцев» Баянской управы на Средней Томи 4.

Принадлежность «ячинских инородцев» к тюльберам подтверждается записью: «jacylar=tulberler» («ячинцы=тюльберы»), обнаруженной Д.А. Функом в архиве известного этнографа-лингвиста Н.П. Дыренковой 5. В статистических сведениях за 1889 г. о жителях Ачинской инородческой управы Кузнецкого округа прямо сказано — «Белые Калмыки», что косвенно указывает на их этническую близость к телеутам 6.

Численность тюльберов в трех «нижнетомских волостях» по данным XVII в. не превышала 46 ясачных (230 чел.) в Тюльберcкой; 32 ясачных (160 чел.) в Баянской и 10 ясачных (50 чел.) в Ачинской волостях. Ко времени посещения тюльберов академической экспедицией Г.Ф. Миллера их насчитывалось соответственно 4 ясачных (20 чел.) в Тюлюберской, 28 ясачных (140 чел.) в Баянской и 5 ясачных (25 чел.) в Ачинской. В середине XIX в. их численность никогда не превышала 1200 чел. 7

Первыми русскими, с кем столкнулись тюльберы, был отряд казачьего атамана Ивана Теплинского, посланного в 1616 г. из Томского острога в верховья Томи для сбора ясака с кузнецких татар — предков современных шорцев. Другой отряд томских казаков в 45 чел., направленный в сентябре 1617 г. во главе с сыном боярским Остафием Харламовым Михалевичем на строительство Кузнецкого острога, зимовал в «городке» с ноября 1617 по февраль 1618 г. у гостеприимных тюльберов. Его остатки сохранились на правом берегу Томи, прямо против устья левого ее притока Уньги 8.

С тех пор у тюльберов навечно сложились мирные отношения со своими новыми соседями, что вызвало поначалу большое неудовольствие их прежних хозяев — приобских телеутов. В одном из документов 1646 г. сообщается, что телеутский князь Кока Абаков в отместку за измену и отказ вносить как прежде ясак подверг погрому Тюлюберскую волость 9. Еще раньше, в 1636 г. жители Тюлюберской волости подверглись нападению со стороны енисейских кыргызов, также претендовавших на владычество этим непокорным народом. Действительно, предки тюльберов в эпоху средневековья проживали во владениях Кыргызского каганата, о чем свидетельствует древнетюркская руническая надпись, найденная на территории современной Тувы по правобережью речки Туран, впадающей слева в р. Уюк. В переводе академика В.В. Радлова она читается так: «…с моим ханом, народом тюльбери, с доблестными товарищами, с вами моими, моими соплеменниками, героями, многочисленными героями, героями воинами (юношами), моими зятьями, моими дочерями и невестками не смог пребывать» 10.

Вероятно, спасаясь от преследования монголов, тюльберы беспрепятственно освоили в XII-XVII вв. слабозаселенную долину Томи от устья реки Нарык вплоть до земель нижнетомских татар-еуштинцев. В Средней Томи, как полагает Л.П. Потапов, тюльберы ассимилировали небольшой народец Терс, также известный из енисейских рунических надписей. По верховьям рек Верхняя, Средняя и Нижняя Терсь (в местности «Тюльбер-тайга» и речке Тюльбер) расположились основные промысловые территории тюльберов, которые они делили с шорцами-бирюсинцами Ближне-Каргинской волости, улусы которых располагались по правому притоку реки Мрассу — Ортону 11. Вполне возможно, каргинские шорцы также являются потомками тюльберов, «застрявших» на Ортоне по пути с верховьев Енисея. По долинам верховьев Томи некогда проходили древние торговые пути «Улуг-чол», один из которых помечен на первых русских картах С. Ремезова как, «дорога в киргизы». Видимо, по этим «дорогам» в 1661 и 1681 гг.| и ушли от преследования киргизов, укрывшись в тюльберских улусах, жители Горных порубежных волостей Томского уезда (Шуйской, Камларской, Чоинской, Тастарской) 12.

Навечно выбрав русскую ориентацию, тюльберы платили ясак царю в составе двух «инородческих» волостей Тюлюберской, Баянской, объединенных в 1822 г. в одну — Баянскую, которая в свою очередь влилась после административной реформы и Постановления Сибревкома от 4 сентября 1924 г. в Крапивинскую укрупненную волость, преобразованную в том же году в Крапивинский р-н 13. Тюльберы Ячинской волости к началу XX в. полностью ассимилировались среди русских и татар-калмаков, а сама волость в результате административной реформы была упразднена.

К концу XIX века крещеные, значительно обрусевшие, но сохранявшие еще этническое самосознание тюльберы жили в улусах Каралдинском, Керлегешском, Инские Вершины, Ажендаровском, а также смешанно с русскими крестьянами в дд. Салтымаковой, Сарапкиной. Этнографу Д.А. Функу в нач. 1980-х годов даже удалось выявить в этих деревнях несколько семей потомков тюльберов.

Поиски исчезнувшего народа продолжались. Весной 1997 г. археолого-этнографическая экспедиция Кемеровского госуниверситетаа окраине дачного поселка Городок, что за селом Старочервово Кемеровского района, обнаружила на высокой террасе реки Томи, против устья левого притока Уньги, остатки хорошо сохранившихся вала и рва земляного укрепления — городища. Как выяснилось из научной литературы, памятник в предшествующие годы неоднократно открывался, описывался, но не раскапывался, оставаясь известным только очень узкому кругу исследователей. В опубликованном в 1989 г. Своде археологических памятников Кемеровской области этот памятник указан под двумя разными катаниями — «Городок» и «Старочервово III» 14.

Первыми археологами, осмотревшими в 1940 г. городище, были и сотрудники археологической экспедиции Томского музея Н.А. Чернышев и Р.И. Корель 15. Вторично городище было открыто в 1954 г. археологом Новокузнецкого краеведческого музея У.Э. Эрдниевым, частично вскрывшим «три селища» и записавшим любопытный рассказ жителя окрестного села Шевели Н.Ф. Бурдина о происхождении Городка: «Наша деревня (Городок. — В.К.) была основана в 1924 г. Одним из первых домов, поставленных здесь, был мой дом. Первоначально были потравлены всего 4 дома выходцами из села Старочервово. Городище, по которому мною было дано название деревне — Городок, было открыто при проведении землеустройства на кабинетских землях. В 1910 г. в с. Старочервово приехал землеустроитель Рингс (или Рымд?), немец по национальности, российский подданный. Он поселился у меня. Я же был у него в качестве кучера и помощника. Объезжая район, где должно быть проведено землеустройство, мы натолкнулись на это городище. Рингс немедленно начал раскопки. Было вырыто 3-4 ямы и прокопана часть земляного вала. В ямах мы обнаружили золу, черепки, кости различных животных, сгнившие остатки дерева. Никаких других предметов найдено не было. К западу от городища было расположено несколько курганов. Два из них были нами вскрыты. Все находки с городища Рингс забрал с собой в г. Барнаул. Сам Рингс был простой любитель старины, а не археолог» 16.

Позднее городище на окраине д. Городок еще дважды было осмотрено археологами Кемеровского краеведческого музея Г.П. Сафронюк, В.Н. Алексеевым в 1958 г. и А.И. Мартыновым в 1962 г. 17, а затем надолго выпало из поля зрения даже краеведов. Неудивительно, что у хозяев турбазы, местных дачников и властей по поводу этих укреплений сложилось твердое убеждение, что это окопы партизан времен Колчака. Городище и нами поначалу было принято за укрепление русских казаков, хотя оставались сомнения относительно времени его строительства. Больше всего поражала великолепная сохранность рва глубиной более 2 м и шириной более 4 м, крутой земляной вал с пятью треугольными выступами, напоминающими реданы земляных крепостей XVIII в.

Проведенные нами в июле 1997 г. исследования русских острогов Притомья — Сосновского, Верхотомского, Мунгатского, Кузнецкого показали, что «Городок» не может быть русской крепостью. Так кто же и когда воздвиг эту неприступную цитадель на берегу р. Томи? Какая военная опасность могла заставить местные народы объединить усилия в строительстве столь сложного оборонительного сооружения?

Но не только это заставило поспешить с более подробным исследованием городища. Возникла реальная угроза потери уникального памятника из-за ошибочного отвода его в 1994 г. под возможное строительство дополнительных объектов соседней турбазы Северных сетей АО «Кузбассэнерго». Если раньше такое соседство фактически спасало памятник от гибели, так как он находился в одной ограде с турбазой, то с появлением новых хозяев такая удобная площадка сразу бы застроилась.

Уже первые небольшие раскопки в конце июля 1997 г. показали, что «Городок» хранит не только ответы на многие исторические тайны, но и ставит перед археологами новые вопросы. При разрезе траншеей рва и вала выяснилось, что ров был еще глубже — до 3 м и за сотни лет заплыл более чем на метр. Выше был и вал, по гребню которого некогда стоял бревенчатый частокол из бревен высотой до 3 м. Строители крепости для предания прочности дополнительным обжигом спекали легкий песчаный грунт вала в прочный монолит. Любопытно, что вход на городище, выделенный перемычкой во рву между реданами с напольной (западной) стороны, ориентирован в летнее время на заход солнца. Внутри крепости сохранились 15 округлых возвышений, на которых некогда стояли многоугольные срубные юрты. В одном из некрытых промежутков между площадками были обнаружены кости лошади, обломки орнаментированной позднесредневековой лепной керамики, железный нож с утолщенным порожком вдоль обушка, костяной наконечник стрелы, выточенные из пластинки каменного угля и обломка керамики два пряслица, железные шлаки и обломки тигля с прикипевшими каплями переплавлявшегося серебра. Край раскопа задел угол одного из домов. В углу дома обнаружено ритуальное захоронение собаки. Эти находки наконец-то и позволили определить примерный возраст городища — XII-XVI вв.

После детальных археологических раскопок и составления проекта предполагается создание на месте городища экомузея под открытым небом «Тюльберский городок» (см. рисунок). Составной частью экомузея могут стать реконструкция Верхотомского острога с казачьей часовней и усадьбами первых русских крестьян-старожилов — в память о зимовке здесь казаков в 1617 г. В зоны охраны экомузея войдут участки степной растительности, долина реки Томи вплоть до Мунгатского острога в р.п. Крапивинском. Создание в экомузее учебно-научной базы практик студентов Кемеровского госуниверситета и летнего лагеря Кадетского училища позволит проводить как научные исследования, так и учебные сборы кадетов морского и казачьего профильных классов училища.

Notes:

  1. См. напр.: Функ Д.А. Бачатские телеуты в XVIII — первой четверти XX вв.: историко-этнографическое исследование. М., 1993. С. 73.
  2. Крашенинников С.П. в Сибири: неопубликованные материалы. М.-Л., 1966. C. 49-50. ; Gmeiin I.G. Reise durch Sibirien von dem Jahr 1733 bis 1743. Erstertheil. Gottingen, 1751. 49,5 s.
  3. Георги И.Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов. СПб., 1776. Ч. II. С. 158-165.; Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда Тобольской Провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сент. 1734 г. // Сибирь XVIII веки в путешествиях Г.Ф. Миллера. Новосибирск, 1996. С. 28.
  4. Долгих Г.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. М, 1960. C. 100; Семенов П.П., Потанин Г.Н. Землеведение Азии Карла Риттера. Т. IV, дон. к Т. III. СПб, 1877. С. 470; ГАТО. Ф. 144. On. 1. Д. 97. Л. 2-об.
  5. Архив МАЭ. Ф. 3. Он. 1. Д. 29; Функ Д.Д. Указ. соч. 1993, С. 65.
  6. ГАТО. Ф. 234. Он. 1. Д. 135. Л. 771.
  7. Миллер Г.Ф. Указ. соч. С. 28; Долгих Б.О. Указ. соч. С. 96, 106; Функ Д.А. Унии. соч. С. 58.
  8. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. М.-Л., 1937. С. 321; Т 2. 1941. С. 441.; Кимеев В.М., Ширин Д.А. Палеогеографические исследования в Притомье. Новосибирск, 1997. С. 54.
  9. УманскиЙ А.П. Толеуты и русские в XVII-XVIII веках. Новосибирск, 1980. С. 74
  10. Radloff W. Die altturkischcn Inschrlften der Mongolai: 3-e Lieferung. St.-Pbg.. 1895, s. 307; Потапов Л.П. Тюльберы енисейских рунических надписей // Тюркологический сборник. 1971. М., 1972. С. 146.
  11. Потапов Л.П. Указ. соч. С. 156.
  12. Долгих Б.О. Указ. соч. С. 100.
  13. Тивяков С.Д. Административно-территориальное деление Земли Кузнецкой // Разыскания. Вып. 4. Кемерово, 1995. С. 8.
  14. Памятники истории и культуры Кемеровской области. Кемерово, 1987. С. 26; Каталог памятников истории и культуры Кемеровской области. Кемерово, 1996. С. 16; Кулемзин А.М., Бородкин Ю.М. Археологические памятники Кемеровской области. Кемерово, 1989. С. 62.
  15. Ширин Ю.В. Археологические работы на реке Томи и Чумыше в 1940 г. // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного музея. Томск, 1995. С. 60.
  16. Эрдниев У.Э. Отчет об археологической разведке на реке Томи в 1954 г. // Архив НКМ. НДФ. On. 1, Р.1. Д. 23, Лл. 26-30; Эрдниев У.Э. Типы древних поселений и жилищ в верховьях р. Томи // Некоторые вопросы древней истории Западной Сибири. Томск, 1959. С. 13;
  17. Архив МАЭЭС КемГУ (1958 г.). Ф. 1, Д. 22; Архив НКМ (1962 г.). НФ-Д. Oп. 1, Р.1. Д. 39.
Обновлено: 01.05.2021 — 07:13

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика