Кузбасс в Февральской буржуазно-демократической революции

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

27 февраля 1917 года в России пало царское самодержавие. Решающую роль в свержении царизма сыграли многомиллионные массы пролетариев, солдат и крестьян, руководимые Коммунистической партией. Гегемоном революции являлся героический рабочий класс, его союзником — крестьянство.

По своему характеру Февральская революция, как и революция 1905—1907 годов, была буржуазно-демократической. Начавшись в Петрограде, она быстро распространилась по всей стране. Всюду образовывались Советы. Но большинство в них на первых порах захватили соглашательские партии — эсеры и меньшевики. Засилье меньшевиков и эсеров в Советах В. И. Ленин объяснял прежде всего тем, что проснулись и потянулись к политике миллионы людей, не искушенных в ней. Второй причиной эсеро-меньшевистского засилья в Советах явилась недостаточная сознательность и организованность рабочего класса. Его состав в годы войны изменился. Около 40 процентов кадровых рабочих было мобилизовано в армию. Их место на фабриках и заводах заняли мелкобуржуазные элементы. Выразитель чаяний трудящихся — партия большевиков — подвергалась наибольшим репрессиям, ее легальные печатные органы были закрыты, а виднейшие деятели находились в тюрьмах и ссылке.
Соглашательские элементы Петроградского Совета помогли буржуазии образовать Временное правительство.

Так в России установилось двоевластие: Временное правительство — власть буржуазии и Советы — органы революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Трудящиеся Кузбасса восторженно приветствовали революционный почин петроградских рабочих и на митингах выразил готовность всемерно поддержать их.

По предложению большевиков рабочие Кольчугинских копе послали телеграмму Временному правительству с требованием предать царя гласному суду. С красными знаменами пришли на митинг приискатели Центрального рудника.

В Гурьевске о митинге возвестил заводской гудок. Рабочий бросили работу. У заводских ворот дорогу им пытались преградить стражники, но были оттеснены толпой. На площади появилась наскоро сколоченная трибуна. На ней развевалось красное знамя. Выступившие большевики сообщили о свержении царизма. Взволнованную речь произнес старый подпольщик Ц. К. Шатало.

Слухи о свержении самодержавия на Анжерский рудник проникли от железнодорожников ст. Тайга. Для проверки этой важной вести подполья организация послала в Томск Петра Лапшина. Но еще до его возвращения пришла телеграмма, сообщающая о падении царского трона. Это было третьего марта.

Узнав об этом, шахтеры бросили работу и направились на базарную площадь. Митинг открыл большевик, участник Ленских событий, Иван Кудрявцев.

Митинги прошли на соседнем Судженском руднике. 5 марта сюда пришли шахтеры Анжерских копей с флагами, знаменами и оркестром. На Красной горке состоялся объединенный митинг.

Свержение самодержавия отметили также рабочие Кемеровского рудника и химзавода. Здесь меньшевик Калинин предложил послать приветственную телеграмму Государственной думе. Большевики выступили против и рабочие их поддержали.

Иначе встретили весть о Февральской революции буржуазия и чиновники Щеглова, Мариинска, Кузнецка. Выросшее за время войны село Щеглово имело значительную прослойку зажиточного крестьянства. Кулаки нещадно эксплуатировали переселенцев, сдавали квартиры рабочим химзавода, наживались на поставках дли армии, на продаже сельхозпродуктов рабочим. Здесь тоже собрался митинг. Местные воротилы Чуфаров, Фастовец, Корнеев приветствовали вновь образованное буржуазное правительство. Затем устроили молебен о даровании победы над «супостатом» и послали приветственную телеграмму председателю Государственной Думы Родзянко.

В Кузнецке на митинг собрались чиновники и купцы. Пришли священники с хоругвиями и хором певчих. Вначале предлагали отслужить панихиду за упокой царя, но делать это на всякий случай отсоветовал исправник.

Революция в Кузбассе

Революция в Кузбассе

В Мариинске известие о свержении самодержавия на первых порах вообще пытались скрыть. Среди уездных чиновников, золотопромышленников, купцов царила растерянность. Инициативу взяли на себя работники местного союза кооперативов, в значительной части состоявшие из политссыльных. Они созвали митинг в помещении Общественного собрания, на котором рассказали жителям города о событиях, происходящих в стране.

Не на шутку встревожилась администрация шахт и приисков. В адрес губернских властей посыпались просьбы и требования о защите от «анархии и самоуправства» рабочих.

Зажиточные крестьяне и лавочники, укрывавшиеся на шахтах и стройках от войны, были в недоумении. В их сознании не укладывалось, как это можно жить без царя, они считали, что с падением самодержавия рухнут все устои власти.

Рабочие Кузбасса уже на первых митингах поставили вопрос об улучшении условий труда и быта. Судженские горняки 6 марта обсудили вопросы об отпуске на весенние полевые работы и улучшении условий труда. На следующий день они потребовали увеличить зарплату и уволить особенно ненавистных представителей администрации. Под руководством большевиков здесь началось разоружение полиции. Одновременно развернулась агитация среди солдат. Большевикам-подпольщикам Анжерского рудника еще раньше удалось распропагандировать расквартированный здесь батальон солдат и создать в нем свою подпольную группу. В первые же дни после получения известий о свержении царизма гарнизон, арестовав офицеров, перешел на сторону рабочих. Рабочие, имея такого внушительного союзника, стали хозяевами положения и разоружили полицию.

Но буржуазные элементы тоже не дремали. Вместе с эсерами и меньшевиками они взялись за создание новых органов Временного правительства на местах — комитетов общественного порядка и безопасности. Из 14 человек, вошедших в комитет порядка и безопасности в Кольчугино один был откровенным монархистом, пять — меньшевиками, три — эсерами, и четыре — беспартийными. Несмотря на то, что главную массу населения на руднике составляли шахтеры, в новом органе «народной власти» рабочих не было.

Рабочие, а затем и крестьяне Кузбасса стали создавать свои органы власти — Советы.

В рабочих поселках они были организованы в марте — апреле 1917 года. Еще 3 марта в Анжерке быди избраны уполномоченные по подготовке районного съезда Советов рабочих депутатов: И. Кудрявцев, Ямковой, Челканов и др. Собрания по выборам представителей в Совет прошли по всем службам станции Тайга. В марте Советы были созданы на Судженских копях и Мариинских золотых приисках.

Совет Кольчугинского рудника возник 9 марта. Несколькими днями раньше на копи прибыл из Томска большевик И. Л. Наханович. Он помог шахтерам разобраться в происходящих событиях и посоветовал образовать свой Совет. В середине марта был создай Совет на Гурьевском заводе. Несколько позже, в апреле, Советы появились на Кемеровском руднике и химзаводе.

Таким образом, в крупных рабочих районах Кузбасса Советы были созданы в течение первых двух месяцев после февральской революции. В уездных городах Кузнецке и Мариинске, где рабочих было мало и влияние большевиков было слабым, этот процесс затянулся. До конца 1917 — начала 1918 года продолжалось создание Советов и в сельской местности.

На Гурьевском заводе, Кольчугинском и Кемеровском рудниках Советы на первых порах именовались Советами рабочих старост. В них входили представители от цехов и отделов, называвшиеся старостами. Но вскоре Советы рабочих старост были преобразованы в Советы рабочих депутатов.

Если Советы рабочих старост не имели исполнительных органов и все вопросы решали на общих заседаниях, то Советы рабочих депутатов избирали исполкомы. В исполкомы Советов Анжерских копей и Гурьевского завода входило по семь человек, на Кемеровском химзаводе и Кольчугинских копях — по пять человек. Исполкомы руководили текущей работой. В помощь им создавались различные комиссии: расценочная, техническая, продовольственная, культурно-просветительная и др. Единой организационной структуры Советы не имели, и в зависимости от обстановки создавались те или иные комиссии. Например, в июне 1917 года на Гурьевском заводе кроме указанных выше комиссий работали комиссий по отсрочкам военнообязанных, контрольная, ревизионная, внутреннего порядка. Совет Кольчугинских копей имел «бюро труда». На станций Тайга с помощью Советов рабочих и солдатских депутатов был образован совет солдаток.

Дом, где в 1917 г. находился Совет рабочих депутатов Анжерских копей

Дом, где в 1917 г. находился Совет рабочих депутатов Анжерских копей

Если комитеты общественного порядка и безопасности были призваны защищать интересы буржуазии, то Советы являлись организациями трудящихся масс. Они добивались улучшения условий труда, увеличения зарплаты, установления восьмичасового рабочего дня. Эти вопросы стояли первыми в повестке дня Советов Кузбасса.

18 марта 1917 года Совет рабочих старост Гурьевского завода решил установить восьмичасовой рабочий день и, учитывая быстрый рост цен на продукты, повысить заработную плату. Администрации было предложено установить в цехах бочки с кипяченой водой, устроить умывальники, наладить вентиляцию для устранения копоти и дыма, поддерживать нормальную температуру в цехах и в конторе, организовать общую столовую, открыть больницу на пять коек, нанять врача и фельдшера-акушерку.

Совет считал необходимым, чтобы,каждый рабочий пользовался месячным оплачиваемым отпуском, а в случае болезни получал до выздоровления жалованье. При увольнении администрация обязана выдавать двухмесячный оклад и оплатить проездные билеты. Так как большинство рабочих завода еще были связаны с землей, Совет включил специальный пункт о разрешении отлучки на сельскохозяйственные работы не более как на восемь дней.

Управляющий заводом инженер Н. Шульгин согласился удовлетворить лишь часть требований Совета. Большинство же их, по мнению Шульгина, требовало согласования с правлением Копикуза, а правление Копикуза в свою очередь предложило подождать с окончательным решением поднятых рабочими вопросов.

Понимая, что в данный момент у них нет другого оружия в борьбе с требованиями рабочих, руководители Копикуза встали на путь, проволочек. Это диктовалось и тем, что прямые отказы удовлетворить требования рабочих на других предприятиях приводили к тяжелый для администрации последствиям, как это было на Колььчугинском руднике.

10 марта горняки этого рудника обсуждали вопрос увеличения зарплаты и отмены сверхурочных работ. В тот же день Совет рабочих старост постановил увеличить поденную плату на 75—100%, установить восьмичасовой рабочий день, запретить все виды штрафов, платить рабочим за время болезни, оплачивать средний заработок в течение всей жизни изувеченному рабочему. Было решено, что определять зарплату новым рабочим и производить увольнение администрация не может без согласия Совета. Вместе с тем, Совет решил взять в свои руки организацию рабочих артелей, Выдвигая эти пункты, Совет делал первые шаги по установлению контроля за действиями администрации.

Управляющий рудником Зданович был вынужден согласиться на увеличение зарплаты и установление восьмичасового рабочего дня. Он также согласился с тем, что организацию артелей Совет принимает на себя. Зданович просил, чтобы ему предоставили возможность согласовать вопрос об оплате рабочих во время болезни с управлением Копикуза. Совет дал на это три дня.

Одновременно проходили собрания служащих рудника. На них было принято решение об увеличении жалованья и отмене сверхурочных работ. Служащие избрали двух представителей для вручения их требований управляющему рудником. Зданович ответил, что решить эти вопросы он может только с приездом директора-распорядителя Копикуза. В ответ служащие выдвинули ультимативное требование удовлетворить их просьбу в течение месяца.

В тот же день по инициативе Совета рабочих старост было проведено общее собрание служащих, на котором решено было отстранить Здановича от работы, а управление рудником поручить инженеру С. Н. Около-Куллак.

Как истинный защитник интересов рабочих выступал Совет рабочих депутатов Мариинских золотых приисков. В марте — апреле под его руководством прошли собрания рабочих, служащих и технического персонала, на которых обсуждались вопросы улучшения условий труда, увеличения зарплаты; установления восьмичасового рабочего дня, улучшения быта.

Решения собраний с конкретными требованиями были сведены и узаконены в постановлении Совета. Был введен 8-часовой рабочий день, повышена зарплата рабочих и служащих, оплата труда женщин уравнена с мужчинами, введена выдача бесплатной спец одежды.

Аналогичные постановления приняты были Советами КольчугинскоЙ железной дороги и Кемеровского рудника.

Советы, выступая за улучшение условий труда и быта рабочих; не обходили стороной и состояние предприятий, следили за техническим оборудованием и общим ходом работы. Во время войны владельцы копей забросили разведочные работы, пренебрегали подготовкой новых угольных полей. Некоторым предприятиям грозила полная остановка. Доведя предприятия до развала, хозяева видели выход в том, чтобы закрыть их как нерентабельные. Так в начале 1917 года пытался поступить владелец Щербиновских копей Мачини, но встретил сопротивление Совета рабочих депутатов.

В первый период своей деятельности Советы рабочих депутатов явились органами борьбы против буржуазии за осуществление таких требований пролетариата, как установление восьмичасового рабочего дня, улучшение жилищных условий. Советы рабочих депутатов Судженских и Кольчугинских копей, Щербиновского рудника начали устанавливать контроль над производством, выступали против саботажа предпринимателей. Однако в целом Советы Кузбасса ограничивались преимущественно защитой экономических требований рабочих. И это, конечно, не случайно. Кузбасс не имел значительного ядра кадровых пролетариев, здесь были слабы и большевистские организации. Широкие массы еще доверяли Временному правительству и его местным органам. Их авторитет всячески поддерживали эсеры и меньшевики, засевшие в комитетах безопасности, управах и земствах. После Февральской революции они сумели взять под свое влияние не только значительную часть зажиточного крестьянства, но и своими лжесоциалистическими лозунгами привлечь в свои ряды немало рабочих,

Больше того, эсерам и меньшевикам удалось на какое-то время получить преобладающее влияние в Советах. Тайгинский Совет рабочих и солдатских депутатов одно время возглавлял правый эсер Кротов, Кольчугинский — меньшевик Водопьянор. В апреле 1917 года в составе Кольчугинского Совета из 18 человек было 6 меньшевиков и эсеров и только 4 большевика, Эсеры преобладали в управе и в Советах рабочих депутатов Кемеровского рудника.

Меньшевики и эсеры старались превратить Советы в органы экономической борьбы, и только благодаря неустанной работе большевиков по привлечению на свою сторону трудящихся масс и разоблачению соглашательской тактики эсеров и меньшевиков, Советы продолжали итти во главе рабочего движения, всячески противодействовали саботажу предпринимателей.

Свержение самодержавия нашло отклик и в кузнецкой деревне. Значительная часть рабочих шахт, приисков и транспорта имела тесные связи с деревней; там у них оставались родные, имелись наделы земли. Бывая среди крестьян, рабочие разъясняли землякам существо происходящих в стране событий.

Немалую роль в развитии революционной борьбы крестьянства играли возвращающиеся домой фронтовики. Активно содействовал этому и возглавляемый большевиками Совет солдатских депутатов Томского гарнизона. Его посланцы разъясняли крестьянам требования партии большевиков по крестьянскому вопросу, призывали их захватывать кабинетские земли, создавать Советы. Однако процесс образования Советов в деревнях затянулся до конца 1917 — начала 1918 года.

Большая часть территории Кузбасса по-прежнему принадлежала кабинету. Было довольно много безземельных и малоземельных крестьян. Наделы крестьян постоянно сокращались за счет отвода земель под промышленные предприятия, железные дороги и конные заводы. Крестьяне не имели лесных наделов. Не случайно все выступления крестьян были так или иначе связаны с настоятельными требованиями увеличения земельных наделов, свободного пользования лесом и покосами.

После падения самодержавия голос крестьян зазвучал с новой силой. В Томский губернский временный комитет общественного порядка и безопасности уже в апреле 1917 года со всех концов стали поступать многочисленные просьбы сельских сходов безземельных крестьян и запасных солдат о передаче в их пользование бывших кабинетских земель. Этого требовали жители деревни Юрги Тутальской волости, поселка Яшкино. Аналогичные приговоры принимались во многих других деревнях и селах. Общий тон их в марте и в первой половине апреля — просьба к местным органам Временного правительства о наделении землей, о разрешении пользоваться лесом. Но крестьяне скоро убедились в бесполезности таких просьб. Губернские власти не торопились удовлетворять их нужды. Губернское начальство отказало в просьбе крестьянам Юргинского Общества, ответив, что решение вопроса о прирезке кабинетских земель согласно циркуляра министра земледелия от 31 марта приостановлено «впредь до рассмотрения его на Учредительном собрании». В том же духе следовали ответы на просьбы солдат и безземельных крестьян.

Чтобы не дать крестьянам возможности пользоваться кабинетским лесом, губернские власти шли на различные махинации вплоть до того, что приказывали вырубать делянки, назначенные к вырубке не только в 1917, но и в 1918, 1919, 1920 годах. Так было сделано в Салаирской волости Кузнецкого уезда.

В отношении помещичьих земель Временное правительство недвусмысленно заявило, что они неприкосновенны. Что касается кабннетских земель в Западной Сибири, то телеграммой от 2 апреля 1917 года на имя томского губернского комиссара оно сообщало, что земли бывшего императора признаны собственностью государства. Управление ими поручено выработать министру земледелия совместно с министром торговли и промышленности. До утверждения их предложений управление кабинетскими землями оставалось в руках заведующего землеустройством Алтайского округа. По-прежнему оставалось в силе запрещение пользоваться лесом, по-прежнему кабинетские земли не могли распределяться среди крестьян. Это, как говорил «мужицкий министр» Чернов, должно решить Учредительное собрание. Но когда оно будет созвано, никто не знал. Вместо решения насущных нужд крестьян Временное правительство призывало их к продолжению империалистической войны.

Постепенно крестьяне убеждались в бесполезности ожидания раздела кабинетских земель Временным правительством и приступали к их самовольному захвату.

Выйдя после Февральской революции из подполья, большевики стали объединять наиболее сознательных рабочих и крестьян. На первых порах не обошлось и без ошибок. Кое-где большевики вошли в состав временных комитетов порядка и безопасности. Однако, когда местные большевики получили ленинские Апрельские тезисы и документы Апрельской партийной конференции, деятельность их становится более боевой и целенаправленной. Большевики стали решительнее разоблачать тактику соглашательских партий и антинародную политику Временного правительства. Значительную помощь большевикам Кузбасса в этом оказали томские и красноярские большевики.

Большевики Кузбасса в первые месяцы после Февральской революции, как и другие сибирские большевики, организационно еще не порвали с меньшевиками и входили в общие организации РСДРП, что было их несомненной ошибкой. Среди горняков Анжерки, Судженки, Кемерова, Кольчугина, Мариинских золотых приисков, металлургов Гурьевска, железнодорожников Тайги и Мариинска пользовались исключительным влиянием видные партийные работники—большевики Ф. Суховерхов, М. Рабинович, И. Зубовский, Ф. Чучин и другие. Большевики решительно преобладали в партийных организациях, создававшихся на рудниках, заводах и железнодорожных станциях Кузбасса.

Большевики Кузбасса, преодолевая объединительные тенденции, разоблачали антинародную деятельность Временного правительсва и его эсеро-меньшевистской агентуры, отстаивали необходимость перехода всей власти к Советам, то есть начинали осуществлять ленинский план борьбы за переход от буржуазно-демократической революции к революции социалистической.

Обновлено: 23.11.2018 — 09:53

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018