Открытия новых месторождений руд и каменного угля

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

Кабинетское начальство в XIX веке не вело организованных разведок новых месторождений железных руд. Однако ряд их был открыт в ходе поисков полиметаллических руд. В 1825 году былй открыты Крутихинский, Крошловский и Потостуманский железорудные прииски, расположенные в 50—70 верстах от Хомского завода. Последний прииск был открыт доменным рабочим Филатьевым. Четырьмя годами позже был открыт Березовский рудник, находившийся в 24 верстах от Томского завода.

Несколько месторождений железных руд были найдены в окрестностях Салаирских рудников. С 1807 по 1827 год началась добыча железных руд на Красном, двух Быковских, Анчешевском и других приисках. Это позволило построить на Гурьевском сереброплавильном заводе домну, а затем полностью перевести его на производство железа.

По инициативе начальника Алтайских заводов П. К. Фролова в 1820-х годах делались попытки расширить применение каменного угля на металлургических заводах. Поисковые партии в 1825—1827 годах осмотрели несколько выходов каменноугольных пластов в Кузнецком округе: на правом берегу Томи близ села Щеглова, около деревень Атамановой и Боровиковой в двух десятках верстах выше Кузнецка, ряд пластов по р. Ине, выходы угля у деревень Березовой и Афониной.

Плавильная фабрика Гурьевского завода 1820 года

Плавильная фабрика Гурьевского завода 1820 года

В начале 40-х годов XIX столетия складывается представление о каменноугольном бассейне в целом. Стало ясно, что обнаруженные в разных местах угольные месторождения представляют часть обширного каменноугольного бассейна, занимающего котловину между Салаиром и Кузнецким Алатау. Инженер-капитан Соколовский 2-й опубликовал весной 1842 года в «Горном журнале» статью о каменном угле, найденном близ д. Афонино и в некоторых других местах Алтайского округа». Он попытался связать воедино данные о месторождениях каменного угля в Кузнецкой котловине, первый определил границы «каменноугольной области» Алтайского горного округа и предсказал, что наличие здесь казенного угля и железных руд открывает широкие возможности для развития промышленности: «Принимая в расчет обширность каменноугольной формации Алтайского округа и мощность угольных пластов, не трудно убедиться, какой обильный запас этого горючего матеиала сокрыт в недрах этой части Сибири для будущей промышленной ее деятельности. Среднее расстояние от подошвы Салаирского кряжа до отклонов кряжа Алатау можно положить по меньшей мере во 100 верст; от начала каменноугольной формации, по течению рек Мрасы и Томи, или от южной ее оконечности до наносных толщ, покрывающих каменноугольную область на севере, будет до 400 верст; следовательно, каменноугольная формация заводского округа представляет площадь не менее 40 тысяч кв. верст. Прибавив к тому месторождения железных руд, сопровождающие здешний каменный уголь, близость лесов, необходимых для горных работ и, наконец, быструю судоходную Томь, которая разрезывает каменноугольную область на две половины и представляет столь удобный путь сбыта произведений здешнего края в Томск, как центр Сибири, в Обь и далее, должно согласиться, что сама природа сосредоточила здесь все средства для развития обширного заводского производства» 1.

Статья Соколовского привлекла внимание столичных геологов. Из Петербурга на Алтай выехал чиновник по особым поручениям при штабе корпуса горных инженеров П. А. Чихачев, а через два года отправился в путь более тяжелый на подъем профессор геологии Московского университета Г. Е. Щуровский.

Видный русский геолог и географ, историк и этнограф Петр Александрович Чихачев (1808—1890 гг.), получивший научную командировку «для предварительного обследования в геологическом и вообще в ученом отношении юго-восточной части Алтайского края, доселе почти безвестного», собрал и обобщил сведения о месторождениях угля, начиная от берегов Кондомы, Мрас-Су и Усы на юге, кончая берегами Ини на севере. Он составил первую геологическую карту бассейна, на которой нанес площадь распространения угленосных отложений длиной в 250 и шириной в 100 километров (Соколовский был ближе к истине, принимая длину каменноугольной области в 400 верст). Именно Чихачев предложил назвать этот угольный бассейн Кузнецким: «Эта формация в частности развита на пространстве, заключающемся между цепью Алатау и реками Чумыш, Кондома, Мрасса и Уса. Я называю эту область… Кузнецким бассейном по имени города, находящегося в его южной части». Далее Чихачев указывал, что Северней Алтай является одним из крупнейших в мире резервуаров каменного угля. Скрытые здесь сокровища смогут приобрести выдающееся значение, если будут найдены крупные месторождения железных руд. Чихачев ссылался при этом на Англию, получившую, неисчислимые выгоды от соседства железных руд с месторождениями каменного угля. Отчет о путешествии Чихачева был опубликован в Париже и получил высокую оценку Французской академии наук, которая учредила специальную премию имени русского ученого за выдающиеся геологические открытия на территории Азии.

П.А. Чихачев

П.А. Чихачев

Профессор Г. Е. Щуровский, приехавший в Кузбасс в 1844 году, обследовал ряд угольных месторождений на берегах Mpac-Сy и Томи. Маститый ученый был поражен угольными богатствами Кузнецкого бассейна и оценивал его значение почти в тех же выражениях, что и Соколовский: «Это обширнейшая каменноугольная котловина из всех известных. Какой обильный запас горючего материала сокрыт в ней для будущей промышленности! Прибавьте к этому железные руды, обширные и непочатые леса и эту величественную судоходную Томь, столь удобный путь для сбыта произведений, Кузнецкая котловина представляет столько выгод для здешнего края, что с нею в этом отношении могут соперничать только Англия, Бельгия и сама Россия своим Южно-Европейским или Донецким бассейном».

Однако на ближайшие перспективы использования кузнецких углей Щуровский смотрел довольно мрачно: «В настоящее время по обширности лесов и по ничтожно малому железному производству древесный уголь предпочитается каменному… По всему видно, что еще долго не дойдет очередь до каменного угля. Всю деятельность поглотило золото» 2.

Следует заметить, что труды Чихачева и Щуровского хорошо известны, а работа Соколовского оказалась незаслуженно забытой, хотя этот алтайский инженер сделал не меньше для изучения Кузнецкого бассейна, чем названные ученые.

Несмотря на положительные отзывы авторитетных специалистов о Кузбассе, кабинет лишь в 1851 году снарядил две партии для поисков и разведки коксующихся углей. Партия инженер-капитана Быкова осмотрела 37 угольных месторождений, близ Томского завода по рекам Чумышу, Кондоме, Мрас-Су, Томи и ее левым притокам, выявив ряд выходов угольных пластов мощностью до двух и пяти саженей: двухсаженный пласт в 24 верстах от Томского завода, пятисаженный — по правому берегу Мрас-Су в 106 верстах от завода, десять смежных пластов на левом берегу Томи в двух верстах ниже с. Ильинского и в 53 верстах от Томского завода. Был разведан Черкасский пласт в вершине р. Абы, в районе нынешнего Киселевска. Часть из них оказалась коксующимися.

Одновременно партия управляющего Салаирским краем инженер-подполковника Фрезе обследовала месторождение, в шести верстах к северо-востоку от. с. Бачатского.

В первой половине XIX века каменноугольные месторождения почти не использовались кабинетом, поэтому все дело ограничивалось лишь поисками и разведкой угля.

Notes:

  1. Горн. журн. № 4, 1842, стр. 42—43.
  2. Г. Е. Щуровский. Геологическое путешествие по Алтаю, М., 1840, стр. 143, 173, 236, 242—243.
Обновлено: 17.11.2018 — 13:11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018 Яндекс.Метрика