Рабочее движение в годы революционного подъема

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

По имеющимся данным, число промышленных и железнодорожных рабочих Кузбасса выросло за первое десятилетие двадцатого века с 15 до 17 тысяч человек, а к 1913 году достигло уже 20—22 тысяч человек. Численность рабочих вместе с членами их семей составляла в это время не менее 60 тысяч человек, или примерно десятую часть всего населения Кузбасса, насчитывавшего на первое января 1914 года 630 890 человек.

В революции 1905—1907 гг. приискатели не проявляли такой активности, как железнодорожники и шахтеры. В предвоенные годы положение меняется. В 1911 году состоялись первомайские забастовки на Центральном и Лотерейном золотых рудниках Российского золотопромышленного общества. В июне произошла четырехдневная забастовка на Богомдарованном руднике. Осенью рабочие Лотерейного и Центрального рудников потребовали от администрации повысить заработную плату в зимнее время, снизить цены на продукты В приисковых амбарах и улучшить жилищные условия. Единодушие и организованность рабочих заставили администрацию пойти на уступки.

В феврале 1912 года рабочие Центрального и Лотерейного рудников потребовали установить восьмичасовой рабочий день на всех работах. Из Мариинска прибыл отряд солдат. Были арестованы члены стачечного комитета Синкин, Вагин и Гуеев. Но и на этот раз победа осталась за приискателями: администрация удовлетворила требования забастовщиков. С четвертого по шестое марта бастовали 420 рабочих Мариинских медных и золотых рудников. Пятого марта к ним присоединились около 100 рабочих Богомдарованного рудника.

В феврале же потребовали поднять зарплату рабочие Уксунайского прииска, арендованного у кабинета Везировым и Стенлеем. Бастовали они в марте. Арендаторы вынуждены были удовлетворить требования рабочих.

Бурю протеста и новую волну забастовочного движения по всей России вызвала весть о кровавой расправе над рабочими Ленских приисков. Часть ленских приискателей позднее работала на шахтах Кузбасса. На Кольчугинском руднике, например, поселился бывший ленский шахтер Семен Просваков, герой одноименной поэмы Н. Асеева.

На ленские события откликнулись забастовкой железнодорожники Тайги, митинги протеста прошли на шахтах Анжерки и Судженки. В мае произошла крупная забастовка на Берикульском руднике, принадлежавшем Российскому золотопромышленному обществу. Администрация гарантировала рабочим поденный заработок в размере одного рубля, а вырабатывали они по 30—40 копеек. Рабочие депутаты предъявили свои требования управляющему. Тот предложил запросить центральное правление общества. Рабочие согласились подождать три дня, не приступая к работам. Приехавший в тот же день на рудник, горный исправник потребовал прекратить забастовку. Шахтеры заявили, что в случае отказа правления удовлетворить их требования, они потребуют поголовного расчета. Управляющий, получив от правления право действовать по своему усмотрению, объявил о 15-процентном повышении зарплаты в летние месяцы. Шахтеры снова отказались приступать к работе на таких условиях. Тогда управляющий, стремясь внести раскол в среду рабочих, объявил об увольнении недовольных. Часть шахтеров дрогнула и заявила о согласии выйти на работу. Однако 46 рабочих потребовали расчета. Забастовка берикульских шахтеров настолько напугала губернскую администрацию, что 24 мая на рудник приезжал сам томский губернатор. Широко освещала забастовку на Берикульском руднике большевистская печать. В «Правде» и «Невской звезде» было напечатано о ней несколько корреспонденций.

С 16 по 19 октября 1912 года вспыхнула новая забастовка на Лотерейном и Центральном рудниках, Стачечный комитет добился удовлетворения значительной части требований рабочих. В начале 1913 года произошли забастовки на Салаирских приисках, Судженских копях и станции Тайга.

Когда в феврале 1913 года в России отмечалось 300-летие династии Романовых, в ряде городов Сибири, в том числе в Тайге, рабочие провели собрания и митинги протеста. 1 мая 1913 года в Тайге, на Анжерских и Судженских копях состоялись нелегальные собрания. В мае 1914 года бастовало 100 рабочих Покровской и Воскресенской шахт Центрального рудника. Седьмого июня забастовали строители кольчугинской железной дороги. Два дня бастовали анжерские шахтеры и вышли на работу, лишь получив заверения администрации о прибавке заработка. В забастовочную борьбу включились даже приказчики торговой фирмы Второва, отделения которой были разбросаны по многим городам Сибири.

Более широкому развертыванию рабочего движения мешала текучесть рабочих, сохранение связи с деревней, большой процент сезонников.

Простейшей традиционной формой организации шахтеров были артели, защищавшие своих членов, расправлявшиеся по-своему с доносчиками и предателями.

Прослойка политически сознательных, имевших опыт классовой борьбы рабочих, была сравнительно небольшой. В годы предвоенного революционного подъема эти люди становятся первыми подписчиками на «Правду», организуют подписку на нее среди товарищей, проводят сборы в помощь газете. Старый коммунист Е. Д. Вдовин, работавший в 1913—1914 годах плотником на Кемеровском руднике, сообщает о десятнике С. Ф. Голкине, распространявшем «Правду»: «Голкин рассказал мне, что есть такая рабочая газета «Правда» и посоветовал выписать ее, Я бывал у него на квартире, смотрел «Правду», сам выписал эту газету осенью 1913 года и был подписчиком до ее закрытия в 1914 году. В «Правде» я читал острые статейки о штрафах и забастовках. Ясного понятия о большевиках у меня не было, понимал лишь, что рабочий класс борется за свои права. Голкин проводил сборы на газету «Правда». Один раз он пригласил меня с собой. Вечером пошли по поселку. Голкин заходил на квартиры к знакомым рабочим и беседовал с ними, говорил, что полиция штрафует рабочую газету, внеси, сколько можешь, на уплату штрафов. Давали кто 20 копеек, кто больше, кто меньше. Обошли домов с десяток, набрали два-три рубля».

В. П. Обнорский, выдающийся деятель революционного рабочего движения 70-х годов.

В. П. Обнорский, выдающийся деятель революционного рабочего движения 70-х годов.

В Кузнецке с 1909 года жил под надзором полиции один из зачинателей рабочего движения в России Виктор Павлович Обнорский. Вместе с Халтуриным в 1878 году он основал в Петербурге Северный Союз русских рабочих. Вскоре Обнорский был арестован и приговорен к десяти годам каторги, которую отбывал на Каре в Забайкалье. После каторги Обнорский вышел на поселение, работал механиком в Верхне-Амурской золотопромышленной компании, а затем перебрался в Кузнецк. Ремонтируя часы, швейные машины, гармоники, ружья, Обнорский быстро завоевал уважение горожан своим мастерством и бескорыстностью.

Исподволь Обнорский сколачивал вокруг себя кружок единомышленников. В него входили фельдшер Р. М. Борисенко, полит- ссыльный А. И. Васильев, бухгалтер Н. Н. Станкеев, слесарь К. А. Кобелев, И. С. Коковин. О политических взглядах Обнорского дозволяют судить наставления, которые он давал в 1915 году призванному в армию учителю В. С. Станкееву: «Воевать надо… только не с немцами, а с царским самодержавием. Представьте, что долучилось бы, если бы миллионы солдат, брошенных на фронт, обратили свои штыки против царя. Ведь это была бы небывалая огромная победа рабочего класса».

Есть данные, что в 1912—1913 годах большевистские группы существовали на станции Тайга, Анжеро-Судженских копях. В Мариинске большевики и меньшевики входили в одну группу. Осенью 1912 года были арестованы некоторые члены Тайгинского комитета РСДРП, в начале 1913 года полиция произвела здесь новые аресты.

Таким образом, общероссийский революционный подъем, нашел отклик среди рабочих Кузбасса. Политическая обстановка в России все более обострялась. В стране стала складываться революционная ситуация. Но тут грянула первая мировая война.

Обновлено: 22.11.2018 — 20:43

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018