Развитие первобытнообщинного строя в эпоху бронзы

К содержанию книги «История Кузбасса» под общей редакцией А.П. Окладникова.

Во II—I тысячелетиях до н. э. по мере развития скотоводства становятся все более заметны различия в хозяйстве лесных племен бассейна Томи — оседлых скотоводов, охотников и земледельцев, живших в степях Кузнецкой котловины.

Важнейшее экономическое значение в этот период имело появление медных, а затем бронзовых орудий и оружия.

Во времена палеолита и неолита племена Сибири пользовались для изготовления каменных орудий главным образом речной галькой. Переход к добыче руд отражал глубокие сдвиги, подготовленные многовековым развитием производительных сил. Древние рудокопы создали специальные инструменты и выработали целесообразные приемы добычи руд. Сначала они добывали на Алтае, в Горной Шории и Кузнецком Алатау самородные медь, серебро и золото.

Месторождения меди издавна известны в нескольких местах. В бассейнах рек Мрас-Су, Кунгузук и Кайбын есть медная руда и самородная медь. Олово, необходимое для изготовления бронзы, встречается по реке Кондоме, а также Николке и Суете — левых притоках Мрас-Су; есть сведения об оловянных рудах по речке Малый Пезас — правому притоку Нижней Терси. Небольшие, дотупные для древнего населения месторождения меди известны на севере Кузбасса по Кие, Яе, Золотому Китату, Урюпу. Особенно богаты ими берега притока Кии — р. Медянки. Древние, так назызаемые «чудские» медные копи, распространенные во многих местах Сибири, приписывали неведомому народу — чуди. Есть они и в нашей области.

Следы чудских медных копей: кучи шлака и древние горные выработки, уходящие до 30 метров вглубь, обнаружены невдалеке
от Салаира. С поверхности чудские рудокопы вели работы открытым разносом, а с глубины 6-10 метров — подземными ходами по направлению рудной жиды, причем, местами применяли даже крепление выработок.

Начало сибирской металлургии связано с афанасьевской культурой. Датируется она концом III и началом II тысячелетия до
«н. э. Следов афанасьевской культуры в Кузбассе пока не обнаружено. Племена того времени, жившие на Алтае и Енисее, делали только медные орудия. В следующую окуневскую и андрюновскую эпоху (около 1700—1200 лет до н. э.) население научилось делать бронзу, орудия из которой были более твердыми и прочными, чем медные.

Памятники андроновской культуры обнаружены на огромных пространствах от Западного Казахстана и Приуралья на западе
до Минусинской котловины на востоке. В 1956 году был открыт так называемый Большепичугинский могильник с шестью андроновскими погребениями в Тисульском районе. Одно из них, погребение мужчины, женщины и ребенка, отличалось от остальных богатым убранством. Коллективная могила была выложена срубом из деревянных плах. Скелеты лежали в традиционной для эпохи бронзы скорченной позе на боку. Здесь же найдены зеркала и бусы из бронзы и розовой пасты. За деревянной перегородкой в тайнике стояли глиняные сосуды. Несколько подобных могил исследовано на берегах рек Кия и Ур.

Андроновские племена заселяли Кузнецкую котловину, степи и лесостепи севера нашей области. На первое место в их хозяйстве выдвигается скотоводство. Охота — основной в прошлом способ добывания пищи — теперь отступает на второй план. На основании изучения костного материала с нескольких поселений сделан вывод, что крупный рогатый скот в стаде составляя от 32 до 73 процентов. Разводился также мелкий скот и лошади. По остаткам тканей удалось убтановить, что овцы были двух пород — тонкорунный и грубошерстные. Из лошадей была распространена степная длинноногая лошадь. Свиней совсем не разводили.

Наличие домашних животных не только изменило характер хозяйства, но и существенно отразилось на пищевом рационе. В пище впервые появилось молоко и молочные продукты, а потребность населения В мясе теперь удовлетворялась в основном за счет скотоводства.

Второй важной отраслью хозяйства было земледелие — возделывание хлебных культур. Обугленные зерна пшеницы и ячменя найдены на поселениях в Мало-Красноярке и Алексеевском.

Сосуды первых земледельцев 2 тыс. л. до н. э. (андроновский могильник у с. Большое Пичугино).

Сосуды первых земледельцев 2 тыс. л. до н. э. (андроновский могильник у с. Большое Пичугино).

Земля обрабатывалась мотыгой, чаще всего каменной, в виде плоского прямоугольного камня с боковыми выемками для крепления к палке. Встречаются также мотыги, сделанные из лопаток животных и, еще реже, отлитые из бронзы. В ряде поселений найдены бронзовые серпы, которыми убирали урожай. Зерно растирали на каменных зернотерках. Андроновекие поселения расположены всегда вблизи широких пойм. Очевидно, земледелие было тогда пойменным. Возделывались более мягкие, плодородные и достаточно увлажненные земли. Огромные массивы сухих степных земель еще не возделывались.

Таким образом, в хозяйстве аидроновского населения произошли коренные изменения. Охота и собирательство во II тысячелетии до н. э. уступили место скотоводству и земледелию, широко развившимся в Южной Сибири. Примитивный, присваивающий характер хозяйства заменился производящим. Люди андроновской культуры не только употребляли то, что можно было взять у природы, но и производили продукты. Это явилось большим шагом вперед.

Андроновских поселений на территории Кузбасса пока не найдено. Известны лишь погребения времен андроновской культуры — Большепичугинский, Михайловский и Урский могильники, расположенные в Кемеровской области. Однако известные поселения других мест позволяют восстановить быт населения того времени. Люди жили в обширных полуземлянках. Вдоль стен и в центре стояли столбы, поддерживавшие коническую крышу. Внутри жилища горел огонь для приготовления пищи и обогрева помещения. В андроновских погребениях и поселениях обнаружено множество глиняных сосудов. Первую группу составляют сосуды с толстыми стенками и небрежно заглаженной поверхностью, покрытой грубым орнаментом в виде елочки, нанесенной гребенкой или палочкой.

Вторую группу составляют, хорошо сделанные горшки, украшенные поясами разнообразного, четкого и красивого орнамента, состоящего из заштрихованных косых или равносторонних треугольников, сложных прямолинейно-геометрических переплетений.

С развитием земледелия и скотоводства связано появление и распространение новых ритуалов, нового мировоззрения и новых обрядов, пришедших на смену старым охотничьим обрядам и древней охотничьей магии. Еще более укрепилась родовая община. В результате первого крупного общественного разделения труда — выделения племен земледельцев и скотоводов — произошли важные перемены в хозяйственном развитии отдельных народов. Земледелие и скотоводство развиваются у андроновских племен Южной Сибири, которые занимали степные и лесостепные пространства. В то же время в тайге продолжало существовать старое традиционное хозяйство, основанное на скотоводстве, охоте, рыбной ловле и собирательстве.

Андроновская культура образовалась в результате расселения по степям Казахстана, Алтая и Кузбасса земледельческого населения, пришедшего с Запада, из Южного Приуралья и Приаралья, и перемешавшегося здесь с малочисленными племенами охотников и скотоводов.

Продвинувшиеся на территорию Кузбасса андроновские племена сначала, вероятно, освоили Кузнецкую котловину, а затем отсюда проникли в соседнюю Хакасско-Минусинскую котловину. Это движение шло по узкому степному коридору, зажатому между Томской тайгой на севере и поросшими лесом горами Кузнецкого Алатау на юге — единственному месту, где соединяются степные пространства Западной Сибири и Казахстана со степями Восточной Сибири. Именно через этот коридор и распространились в Хакасско-Минусинской котловине андроновские племена, принеся с запада совершенно новую для тех времен и мест земледельческую культуру, более прогрессивный способ ведения хозяйства.

Судя по материалам Большепичугинского и Михайловского могильников, особенностью андроновской культуры этих мест является наличие некоторых черт соседней лесной культуры. Это прослеживается прежде всего на орнаменте некоторых сосудов.

В тайге к северу и югу от степной полосы жили другие племена, которые можно считать прямыми потомками неолитического населения Кузнецкой земли. Основой их хозяйства была охота, рыбная ловля, домашнее скотоводство и собирательство.

Культура этого населения резко отличалась от степной земледельческо-скотоводческой андроновской культуры. Немного позже, во второй половине II тысячелетия до н. э., на базе достижений афанасьевской и андроновской культур и пришедшего в это время в Южную Сибирь населения, в предгорьях Алтае-Саянского нагорья, Кузнецкого Алатау и Салаира складывается так называемая карасукская культура. Она характеризуется наличием отдельных районов, отличавшихся между собой типами погребений, формами бронзовых орудий, глиняной посуды и украшений, и, видимо, населенных родственными племенами.

Сейчас известно более десяти таких районов культуры: Минусинский, Томский в долине р. Томи, Новосибирский и Верхнеобский на Оби и другие.

В 1959—1961 годах экспедицией Кемеровского педагогического института в Кузбассе был открыт новый район карасукской культуры в бассейне реки Ини. В трех могильниках: Ивано-Родионовском, Пьяновском и Тарасовском, открытых около сел с теми же названиями, в 14 курганах было исследовано 49 погребений.

Характерной особенностью этого района культуры являются могилы, расположенные непосредственно на поверхности почвы. Это отличает инскую группу памятников от Оби, где известны только грунтовые могилы, и от Хакассии, где распространены погребения в каменных ящиках.

Над умершими делались сооружения в виде ящика из плит дымчатого песчаникового сланца или деревянных плах. В некоторых случаях время не сохранило следов этих сооружений. Но на месте погребений осталось много песка от разрушенных сланцевых плит. Вполне вероятно, что над большинством погребенных устраивался ящик из дерна, который сверху покрывался тонкой плиткой сланца. Такие могилы примыкали одна к другой в ряд. Естественно, такие сооружения довольно быстро разрушались, оставляя после себя низкие, высотой от 15 до 50 сантиметров курганы. При исследовании этих погребений собрано много керамики, бронзовых предметов и костей животных. Они и составляют основной археологический материал, позволяющий судить о культуре и хозяйстве населения того времени.

В карасукских могилах Ини встречаются сосуды с выпуклым дном. Высота сосудов вдвое меньше ширины. Они устойчивы и удобны при подвижном образе жизни, когда пользоваться ими приходилось просто на земле, в кибитке или легкой постройке. Подобные сосуды характерны для Минусинской котловины, но их совсем не обнаружено в погребениях на Оби и очень мало на Томи.

В карасукских могилах найдено большое количество бронзовых колец, браслетов, гвоздевидных височных укращений и два прямых бронзовых ножа. Изделия эти по своему виду похожи на подобные изделия на Оби, но заметно отличаются от минусинских бронзовых изделий карасукской культуры. Здесь не встречается коленчатых ножей, лапчатых подвесок, характерных для Минусинской котловины. Это объясняется, видимо, тем, что для ряда западных районов культуры: Инского, Верхнеобского и Новосибирского существовал один центр добычи бронзы. Таким центром, очевидно, были Алтай и Салаир. Карасукцы были скотоводами. Поэтому рядом с умершими клали куски мяса домашних животных. По остаткам костей удалось установить, что стадо состояло в основном из коров, лошадей, овец и коз. Разведение скота было основным хозяйственным занятием населения. Более широкое, чем в андроновское время, развитие скотоводства привело к поискам новых приемрв пастьбы. Скот стали посезонно перегонять из долин в горы и пасли его круглый год на подножном корму.

Исследованные памятники позволяют утверждать, что в. конце II — начале I тысячелетий в степной и предгорной части бассейна реки Ини жило отдельное племя. Здесь сложился своеобразный район карасукской культуры, отличный от соседних.

По Томи в карасукское время обитала другая группа родственных племен. Их культура известна по материалам Майкова городища, а в низовьях Томи — Басандайке и Мусульманскому кладбищу. На Томи, судя по поселениям, обитала группа оседлых племен, которые, по всей вероятности, не были родственны населению, жившему по бассейнам рек Ини и Оби.

Здесь другие формы горшков: преобладают толстостенные плоскодонные с более грубым орнаментом. Мало общего с соседними территориями имеют изделия из бронзы. Своеобразие этого района культуры подчеркивается и тем, что здесь, на Томи, гораздо большее значение имела охота и рыбная ловля.

К карасукскому времени, к XI—VIII векам до н. э. относится и часть вещей, найденных на Маяковом городище: четырехгранные бронзовые шилья, бронзовые ножи и пластинки. Найденные здесь же две складные формы для отливки наконечников стрел, вырезанные из мягкого камня, свидетельствуют о существовании местного производства бронзовых изделий. Это подтверждают и обнаруженные на городище кусочки меди, бронзы, медной руды.

Обновлено: 11.11.2018 — 08:53

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История Кемерово © 2018